Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

nosfeRat

Подборки моих любительских работ по монголистике, иранистике и религиоведению

Использовать на свой страх и риск, я не гарантирую надёжности источников и академичности изложения. Многое здесь - непроверенные данные и личные достройки.

Хан Батый. Персональная история

Краткий обзор монгольской шаманской школы

Гаты Заратуштры. Попытка смыслового прозаического перевода

Подборка эссе о политеизме
божечтоэто

ААААА!

Сейчас выступал на небольшом семинаре для лиц старшего школьного и младшего студенческого возраста. Было и несколько взрослых. Оказалось, что почти никто в аудитории не знает - НЕ ЗНАЕТ - чем именно известен крейсер "Аврора". Собственно, такой корабль-музей в Петербурге, а что он делал и почему поставлен - only God knows.

Я вздрогнул, пронзился и стал старше, однако!
philoso

Остров есть Крит посреди винноцветного моря



Видите, как она напряженно вглядывается вдаль? Там, на горизонте, неизвестная земля, а кругом - пустынное и холодное Средиземное море. Холодное, как нынче Белое какое-нибудь, потому что на дворе - глубокий ледниковый период, а вот эти ребята только что изобрели мореплавание и идут открывать Крит.

Собственно, на Крите нашли здоровенное количество неандертальских предметов. Совершенно точно неандертальских; это предположительно более 100 тыс. лет назад, кроманьонцы еще благополучно бегают по Африке и еле-еле суются в ближнюю Азию. В Европе их еще точно нет. Да и предметы совершенно характерной формы и вида, сделаны под широкую неандерскую руку.

И, судя по тому, что предметы относятся к разным временам и периодам, плавание оказалось успешным и не единственным; то ли они заселили Крит, то ли, как минимум, снова и снова туда возвращались. Некоторые... ученые, давайте пока еще называть их так, немедленно предположили, что неандеров случайно занесло на Крит на стволах деревьев, снесенных в море ураганом. Снова... и снова... и снова, понимаете? Они залезали на деревья... а их сносило штормом... а они снова залезали... Страшное было времечко.

О господи. Ну нет, товарищи, в такие случайности любого рода я поверить не могу. Эти люди умели строить лодки. Или мореходные плоты. И именно они, Самые Древние Греки, первыми вышли в Эгейское море и, возможно, налегли с песней на весла, а возможно, чем чорт не шутит, подставили ветру парус. И знаете, что еще интересно? Ведь их всегда было очень мало. И еды им не могло не хватать. Ледник был опасным, но ОЧЕНЬ сытным временем. Это означает, что в море их потащил не голод и не отсутствие места для жизни. Им просто, массаракш, захотелось узнать, а что будет, если переплыть море.
carthago

Другая Армада: мастер стали

Мастер стали Идун немолод.

Ему идет уже сто сороковой год - для простолюдина в наше смутное время серьезный срок. Впрочем, мастер стали, судя по всему, не вполне простолюдин - борода у него растет плоховато, да и лицо слишком узкое и костистое для пастуха, внука пастухов. Кто-то когда-то подмешал немного высшей крови в жилы его старинной андустарской семейки; в прошлом Идуна это скорее бесило - не хотелось выделяться среди друзей и товарищей - но сейчас он впервые готов благодарить судьбу за свое наследство; он еще крепок, он еще полон сил; он еще не слышал Зова - и не услышит, небось, в ближайшие десять лет. Он успеет увидеть, как Госпожа Нарвал отправится в свой главный путь.

Детей у него нет. Жена умерла пять лет назад от какой-то колониальной болезни, занесенной невесть кем на Остров. Он и сам заболел тогда, но его успели довезти до Столицы, и Королева взглянула на него - и на еще сотни полторы таких же бедолаг. Жену - не довезли. Он человек старых обычаев во многом, и нового брака не ищет - да и поздно-то ему. Успеть бы дело доделать. Теперь Госпожа Нарвал - и жена ему, и сестра, и дочь. Хотя... если она достигнет своей цели, и все будет хорошо... Тогда многое может быть. Тогда он, может, и начнет снова смотреть на людей вокруг. Вот Улзири, мастерица орудий - она ему сострадала, навещала, когда он после смерти жены был сам не свой; добрый друг и отличный мастер - как знать, как знать... Тоже давно не девчонка, конечно; но если Госпожа Нарвал выполнит, что велено...

Госпожа Нарвал.

В ней четыреста футов от кончика бугшприта до высокой узорной кормы. И она тяжела; ее стальное, искусно проклепанное тело еле сумели стянуть со стапелей в воду. Но оказавшись в родной стихии, она стала дивно изящной; чуть наклонены назад высокие мачты, рвутся к небу тонкие черные стеньги; но ни мачты, ни паруса ей на самом деле не так уж нужны. Истинная ее сила в другом. Он сам следил, как под палубу ставят огромный, аспидно-черный котел; как столичные умельцы, молодые и нахальные, смеясь и ругаясь, налаживают поршни и хитро изогнутые валы. С ним, Идуном, эти великолепные щенки все же были почтительны, и старший из них - какой там "старший", конечно, едва в возраст вошел - даже поклонился Идуну в пояс, когда облазил сверху донизу Госпожу. Прекрасно сделано, мастер стали, сказал повелитель машин. Она будет быстрой. Очень быстрой. Как нарвал подо льдом.

Тогда он и понял, как ее зовут. А ведь это был главный дар ему от Короля с Королевой - право самостоятельно наречь Госпоже имя. Он создал ее плоть; он, Идун, и никто иной; все сотни рабочих, которые трудились на верфи - были его руками. Он имел на это право. Но перебрав сотню ласковых и грозных имен, так и не нашел нужного. А тут ему подарили это имя, даже не заметив того. Нарвал. Он собственными руками отчеканил это слово на ее носу, у самого штевня.

А какую силу вы дадите ей, спросил Идун у повелителя машин.
Силу пяти тысяч коней - отозвался тот, усмехаясь. И это мастер стали запомнил навсегда; ему снилась потом она, летящая по гремящим волнам, и вокруг нее - огромный табун, пять тысяч огненных и дымных скакунов, впряженных в нее и спереди, и по бокам - они тянули ее вперед, и она летела, и корпус ее звенел и гудел, как огромный стальной тамбурин.

Она отправится в путь, и выполнит, что велено. Она служит Острову и Королю с Королевой, как и он, мастер стали Идун. Он доживет до ее отплытия - и первым встретит ее. Он будет ждать, будет стоять на высоком волноломе, когда она вырвется из закатных туч и полетит домой, разрезая воду, подымая пенный бурун. Она вернется - и подарит ему жизнь, как он подарил жизнь ей.

Идун слышал, как князь Арбазан говорил однажды своему сыну - они прогуливались над гаванью, не замечая почти никого, погруженные в свои думы; прежние властители этих мест, те, кому предки Идуна служили с тех пор, как был основан Остров... Так вот, Арбазан смотрел на гавань невеселым взглядом - через два дня ему было сказано покидать Андустар навсегда, отправляться в восточные земли - и говорил: корабли наши, мол, теперь почти неподвластны стихии; но они более не прекрасны. И сын его кивал, с тоской смотря на закат.

Что бы он понимал, этот старик, в прекрасных-то кораблях.
celtic

Хрен его знает, к чему бы это

В пространстве наших слов гнездятся химеры,
Их зов довольно глух, но неумолим -
И, значит, оловянные тамплиеры
Опять берут картонный Иерусалим;
Помянем добрым словом былое знамя,
Но лучше всех тот гость, что уходит сам -
А все, кто был нам должен, все так же с нами,
И мы устало чиним их чудеса.

Горды своей пустотой, мы пили гордость сполна,
нас опьяняла война;
Но мы уже за чертой, и что твои имена,
когда приходит волна?
Где телеграфный наш стиль, где сотни кодовых слов,
стада священных коров?
Увы, мой милый, прости, твоя святая любовь —
кизяк для чьих-то костров.

Неумолим, как удав, вползает медленный яд
в пределы наших палат,
Ты полагаешь, что прав, но ты, хотя и крылат,
летаешь только назад;
Бессмертен и рассечен, ты присягаешь тому,
что здесь тебе по уму,
Но если я не при чем — твою священную тьму
я вряд ли нынче пойму.


Но если я не помню вкус перемены,
Я все еще способен в твоих зрачках
Увидеть, как по пустоши летят тумены,
Неся хвосты надежды на бунчуках,
И пресекая все ненужные рейсы
Привязанные ужасом к берегам,
Из-за рубежных фортов выходит крейсер,
И на его флагштоке — бычьи рога.

Гори огнем наша спесь, мы слишком долго в строю,
мы потеряли струю,
Теперь мы где-то не здесь, и даже в сущем раю
я превращаюсь в змею;
Вокруг все как-то не так, и кто-то смотрит в меня,
его скрывает броня,
Но если Бог — это танк, и дышит залпом огня -
то это просто фигня.

Я не согласен играть, пусть я не пешка, а слон,
суров, как каменный склон,
Меня уже не собрать, но я не зря разделен,
я составной эшелон,
Я открываю главу, в чернилах кончик хвоста,
душа почти что чиста,
И если все наяву, то я — змея, да не та,
меня играют с листа.


Немалую когда-то испили чашу,
Но я, пожалуй, счастлив, что вижу дно;
И чтобы не оставить легенду нашу
Без должного финала — скажу одно:
До встречи вам, друзья — до скорой едва ли,
Навряд ли нас сведет какой-нибудь черт -
Орда разбила лагерь у литорали,
И крейсер принимает десант на борт.
божечтоэто

Простое, как топор, в очередной раз. Посв. descendants of C.

Когда штиль приходит незваным, и вода ровна, как стекло,
Ни фрегату, ни альбатросу жаркий воздух не даст лететь;
Когда перебраны все тросы и натерта до блеска медь,
И застыло в гнезде чеканном обессилевшее весло -
Мы усядемся у бизани, проклиная тяжкий покой,
И тогда ты арфу достанешь - и коснешься струны рукой.

Пой о том, как в скальные арки хлещет пена - солью в лицо -
Пой о том, как под лаской ночи стынут камни на берегу -
Только громче всего и звонче - так, чтоб пламя рвалось из губ -
Пой о том, как пылал Пэларгир, подожженный с пяти концов.
Как всем тем, что были в ответе, мы воздали сталью немой -
Как смеялся полночный ветер, унося корабли домой.

С воплем боли рушились башни, закипала соль на клинках,
И впивался чеканом месяц в раздроблённый доспех небес -
Наше счастье немного весит, мы забыли, как пахнет лес,
Мы не помним тоски вчерашней, мы убили вчерашний страх.
...Пой о том, как алые злаки скрыли всходами окоем -
И как наш капитан заплакал, поджигая свой бывший дом.

В сером небе не видно чаек. Горизонт замкнулся в петлю.
Дело к ночи, ветер крепчает. Хватит песен, ступай к рулю.
geraldic

(no subject)

Слушайте, дамы и господа, а как, по-Вашему, выглядели пресловутые умбарские корабли?

В ВК описано что-то типа галер, и сказано прямым текстом "дромоны" (dromunds)! Но и галеры, и дромоны жили исключительно в Средиземноморье, они непривычны к океанской волне - а умбарцы-таки корсарили в Бэлегаэре, и не думаю, что залив Бэльфалас был сильно спокойнее того Биская. Так что дромонам там было взяться особо неоткуда - разве что специально построили для рейда на Минас-Тирит?.. В общем - кто что думает?
божечтоэто

(no subject)

Прослышав о том, что в серии "Стерегущий" (т.е. "С") спустили на воду корабль "Сообразительный" (!!!) (может, это была все-таки шутка?..) осознали, что Великому Русскому Флоту явно не хватает кораблей под громкими названиями

"Соразмерный"
"Сообразный"
"Совершенный" (Upd: оказывается, ЕСТЬ ТАКОЙ!! КАТАРЫ ВЕЗДЕ!!)
"Субстанциальный"
"Сверхъестественный"
"Семиугольный"
"Субпассионарный"
"Сиреневенький"

и флагман эскадры "Сюрреалистичный".
божечтоэто

Штирлица мучительно рвало на родину

Господи, какое убожество показывает сеть при попытке найти хоть какие-то картинки, связанные с Умбаром! Корабли... гм... суда... судна... ночные горшки... такое вообще не плавает никак и никогда. Пейзажи... ну... что-то усредненно-мавританское - это еще в лучшем случае. Собратья! Может, кто знает какие пристойные варианты рисунков? Хоть как-то передающие дух локации?
geraldic

Антуражъ

хорошъ в мѣру, все-таки, но я не знаю, где эта мера перейдена.

Вот даже Бранъ с Эрѣндилем восхiщаются.

А я как-то сижу в древнерусской тоске. Вот когда у нас был Барад Эйтель, абсолютно условно обтянутый прозрачной нетканкой и уставленный свечками - то это и правда выглядело издалека как огромный форт с тысячами огней. А тут... ну хм. Корабль, да. Большая такая плавучая штука, похожая на адски изувеченную шлюпку. На "Пиратах карибского моря" это по крайней мере была просто шлюпка, с мачтой, и ее очертания были невольно гидродинамичны. Тут же я гляжу на сие, и понимаю, что сие - не может быть кораблем, оно слишком страшно. Оно фанерно, оно нависает, оно выглядит очень сшитым на живую нитку. Пирамиды... крепости... похожие на какие-то временные бараки туркменов-эндемиков-подмосковья. Здания в форме куба.

Нет, я верю, - кроме иронии, СВЯТО верю - что это потому что я смотрю фотографии, а не играю. И что инролинг превращает эти выгородки в прекраснейшие особняки и грознейшие крепости, а корабли вообще очаровывают и устрашают, и если б я там был и играл, то я бы видел все это совсем иными глазами. Но.

Инролинг превращает в прекрасные крепости и простые каркасы из реек и нетканки, сооруженные по приколу за пять минут. Инролинг превращает в корабль и плот из сухостоя, и сухопутное убожество типа "Север и Юг". Инролинг вообще что угодно превращает во что угодно - если ты начал играть, то ты находишься в континууме игры, и восприятие плывет, что тот корабль, и меняется.

Тогда зачем? Я знаю, что вот други мои-испанцы потратили на корабль какие-то страшные тысячи и страшные труды, думаю, что и у англичан было то же. Я с ужасом представляю себе, сколько сил отняло сооружение всех этих мегалитических строений, - и сколько сил осталось в результате на игру, на напряжение инролинга? Который и должен превратить эти строения в феномен игрового мира? И который превратил бы в оный феномен и нетканую выгородку?

Либо уже - если хочется очень потратить много денег - проще нанять бригаду туркменов (эндемиков подмосковья), чтоб они построили такие крепости, которые и без инролинга будут выглядеть как крепости... либо арендовать Копорье... либо не надо страдать фигней, а надо играть.

Путано говорю, наверное. Прошу никого не обижаться, я не в наезд, я в непонимание свое.