Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:

Подробнее и спокойнее о ролевых играх, жести и сексуальном насилии

Давайте я ещё раз, уже спокойнее, попробую объяснить кое-что. Смотрите, товарищи. Это история о том, почему и как не надо быть собакой - к абсурду сводякой.

Люди зачастую любят играть в жесть. Почему? Да потому что это может быть очень круто. Потому что ощущение опасности - это один из наших биологических наркотиков. И тёмная страсть власти. И не менее тёмный восторг мятежа или заставляющее многое переоценить ощущение бессилия и покорности. И вот это всё. И бездны мрачной на краю.

Поэтому люди всегда будут делать игры типа "Чёрного отряда", "Конца света", бесконечных мартиновок, да хоть бы и специфического ГП с Пожирателями или Толкина с натуралистичным Ангбандом.

При этом у этой темы есть одна очень важная вещь. Как писал тот же Толкин, дети любят истории про драконов в том числе и именно потому, что к нам в спальню дракон не прилетит. Такая игра - это именно способ впоследствии блаженно выдохнуть, оказавшись в своём, куда более безопасном мире; испытать некий опыт, который тебе в норме не приходится испытывать, проверить свои нервы на прочность в обусловленной правилами обстановке, которая на самом деле совершенно не то, что ты хотел бы пережить в реальности.

При этом важно понимать, что вряд ли реально воевавший человек получит удовольствие от игры в ужасы войны. Вряд ли человек, реально переживший пытки, поймает катарсис от того, как его здорово пытали гуманизированной плетью в игровом Ангбанде. Это, кажется, довольно-таки очевидно.

Есть некое небольшое количество людей, у которых есть очень специфический запрос. Это люди, реально прожившие некий травматический опыт, но стремящиеся его переоценить и переосмыслить, а для этого готовые заново попробовать встретиться с ним в убедительной модельной обстановке. Но тут есть проблема: вообще-то такой процесс, имея источник в пожизнёвой опасности, ужасе и отвращении, и продолжает представлять из себя пожизнёвую опасность. Даже у умелых психотерапевтов на этом месте случаются риски, когда вместо того, чтоб реально помочь пациенту встретиться с внутренним ужасом и таки преодолеть его, они ему ненамеренно вредят - и вместо перепроживания и хотя бы частично исцеления случается обновление и закрепление увечья. Собственно, пресловутая ретравматизация, о которой так много говорили большевики.

Ещё раз: такой риск есть даже там и тогда, где процесс ведётся под контролем профессионала, который специально этому учился и практиковал годами. Именно поэтому тема подобных практик является спорной и дискутируемой даже внутри профессиональной психотерапии.

Теперь внимание! Шок! Среди наших мастеров почти нет профессиональных психотерапевтов! Игрок и мастер не входят в терапевтические отношения, не дают друг другу никаких гарантий, мастер не имеет перед игрой долгого опыта взаимодействия с игроком и понимания его проблем.

Таким образом ролевая игра ни в каком смысле не является пространством, где подобная практика вообще допустима. Если у вас есть пожизнёвая травма - ролевая игра не есть то место, где вы можете её проработать и излечить. Если подобное всё-таки случилось - то это редкая удача и совпадение целого ряда трудносовпадающих факторов, рассчитывать на это ни в какой степени не стоит.

Но тут происходит очень важная тема. Если ты повреждён в чём-то одном - это совершенно не значит, что ты повреждён в чём-то другом. Теория "универсальной травмы" и выведения всех проблем человеческой психики из опыта палеолитического отцеубийства, кажется, всё-таки давным-давно опровергнута. Мозг - штука пластичная и интересная, и прекрасно умеет выживать за счёт изолирования одного опыта от другого. Грубо говоря: вот у меня есть опыт нескольких лет очень тяжёлого школьного буллинга. Это мне до сих пор снится и мешает ощущению собственного достоинства и целостности. Но при этом - опаньки, я внезапно прекрасно могу играть, скажем, в полицейский террор или грубую казарму, хотя, казалось бы, понятия близкие! Но - нет, мозг не цепляется за знакомые маркеры, видит другие условия задачи - и ретравматизации не происходит.

Ну так вот. Вы ведь уже понимаете, к чему я.

Есть огромное пространство негативного и травматического опыта, которое пережило и переживает огромное количество людей в нашей реальности, прямо сейчас, даже в нашем относительно благополучном мире. Это - пространство сексуального насилия, принуждения к сексу различными методами или угрозы такового. Из знакомых мне женщин подобный опыт есть в той или иной форме, наверное, чуть ли не у каждой третьей. Это реальность. В этом смысле женская половина нашего общества до сих пор находится, проводя аналогию с войной, в положении относительного Сомали или Афганистана. Кто-то справляется с этим лучше, кто-то хуже, но это уже к делу отношения не имеет.

Вопрос в том, что зачастую подобный пережитый опыт совершенно не означает, что человек становится хрупкой уязвимой ко всему на свете штукой. Та же логика, что упомянута выше: повреждение в одном не означает повреждения в другом - и опять же не означает, что своей неповреждённой частью человек не хочет испытать риска, чувства опасности, не хочет попробовать повзаимодействовать с каким-то другим трэшом, который не нажимает на травматическую кнопку внутри.

Именно в этом и суть движения с белым ромбом. Эти люди говорят: смотрите, мы на самом деле не хотим, чтоб вы воспринимали нас как нежных фиялочек. Мы живём той же жизнью, что и вы; мы тоже можем любить риск, искать встречи со страхом и болью, хотеть пережить испытание. Но - за исключением одной, узкой, конкретной зоны. Потому что здесь всё ещё идёт война, всё ещё происходят реальные пытки; это та сфера, с которой современный мир всё ещё не справился, где ни у кого нет хотя бы частичного ощущения действительной безопасности. Это ведь правда так. Давайте выделим эту сферу особым образом, именно потому, что она не похожа на другие, и оставим её в стороне. Что до остального - то мы готовы играть по общим правилам и не хотим для себя никаких исключений, даёшь погружение в модели, борьбу, страх и гнев!

Гетто? Нет. Как раз белый ромб идеи гетто в себе не несёт. А вот его противники призывают именно к этому. В сущности, логика такова: если вы получили травму в конкретной области и не готовы её обновлять, и требуете этого с вами не делать, то... просто сидите дома со своей травмой! Игра же про жесть, что вы тут вообще забыли, несчастные инвалиды? То есть по сути происходит заявление, что если человек действительно повреждён, действительно покалечен в чём-то одном, то ему отказывают в праве на возможность и силу пережить что-то совершенно другое. Просто по факту наличия конкретного повреждения. Если у тебя перебитая хромая нога - то ты теперь в целом неполноценный, больной, убогий. Даже если речь идёт не о состязании по бегу, а о шахматном матче, где перебитая нога ничего вообще не значит.

Но это злая ложь, товарищи.
Tags: crusade, rpg, social
Subscribe

  • Сложновато

    Главное, что меня изумляет во всей этой истерике насчёт эпидемии, в которой почему-то участвует половина богохранимой нашей интеллигенции - это…

  • Эхмыыы.

    Я смотрю кино. Типа кино. Ютуб-фильм. Снятый при поддержке и консультации той самой всеми любимой Шульман с её постоянным участием. Прооооо Николая I…

  • Размышления дополнительные над идеей игры как арт-проекта.

    Я бы сказал, что для меня тут есть один значимый водораздел, и, по-моему, в понятие "ролевая игра как способ искусства" люди вкладывают несколько…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments