Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:

Хан Батый. Часть вторая: "Они пришли, как лавина..."

Все, что мы о ней знаем - что она была шаманкой.

И, судя по всему, шаманкой незаурядной, возможно, одной из главных шаманов войска. В доме Чингиза была принята определенная веротерпимость, узаконенная и в Чингизовой Ясе; младший брат Бату, хан Берке, был мусульманином, сын Бату, Сартак, с детства увлекся христианством; но сам Бату до самой смерти оставался приверженцем классического монгольского анимизма, так называемого тенгрианства. Естественно, без шаманов, толкователей и проводников воли духов и предков, он в путь бы не пустился.

Первое посольство к правителям земли, назначенной целью похода - очень важное дело. Значит, Бату глубоко доверял этой женщине, а она была готова рискнуть ради его дела своей жизнью - ещё со времён Калки было известно, что русские имеют неприятное обыкновение убивать послов. Но по Чингизову закону начинать войну без посольства было категорически запрещено; войну надо было объявить, и для этого нужно было, чтоб противники выказали непокорность воле хана и Великого Неба. И шаманка, имени которой мы так и не знаем, предстала перед князем Рязани, первого русского города на пути Бату, и рязанскими боярами, и с ней пришли и встали у нее за плечами двое избранных воинов из кешика, священной и почётной ханской гвардии.

За спиной войска остался невероятный маршрут от самого Высокого Каракорума в сердце монгольских степей; провести такую массу людей и лошадей настолько далеко было настоящим логистическим подвигом. За спиной осталась стремительно покорённая и разгромленная до углей Волжская Булгария, остались приведенные к покорности и согласию половецкие, башкирские и аланские племена. Всё это задержало тумены неожиданно ненадолго; поход был объявлен в 1235, а теперь у дверей стояла осень 1237 года, и кое-кто в монгольском войске даже имел представление о том, что именно столько лет назад родился Христос.

Так или иначе, что же наша шаманка-посол предлагает рязанскому князю? А то же самое, что и всем остальным. Требования к покоряемым народам так же кодифицированы в Ясе, как и все остальное. Бату предлагает князю склониться перед ханом и признать его вселенскую власть; и в знак этого передать ему, как наместнику и вершителю ханской воли, десятую часть доходов княжества, десятую часть людей - ремесленников, воинов и прислуги, десятую часть от скота и десятую часть от коней каждой масти. Кроме того, князья должны были со своими дружинами присоединиться к походу или по крайней мере предоставить проводников.

Требования суровые, но не чрезмерные. Княжество могло выполнить их - и выжить. Но рязанцы решают иначе. Трудно сказать, что тут подействовало сильнее: недооценка сил Бату? гордость? вера? надежда на помощь других земель? Подозреваю, что сама фигура посланницы сыграла здесь негативную роль. Это Бату мог считать, что оказал Рязани честь, посылая настолько доверенного человека; а для рязанского князя "баба-чародейка" в качестве посла выглядела едва ли не оскорбительно.
Так или иначе, ответ рязанцев всем известен: "Когда мы умрём, тогда и всё ваше будет".

Что тут скажешь? Так и вышло.

Загадка, чёртова загадка. Для русских князей в этой истории характерны две особенности поведения. Во-первых, они категорически отказываются, один за другим, подчиниться монголам. Во-вторых, они так же категорически не хотят помогать друг другу. Рязань просила помощи у Владимира ещё заранее, орда Бату не могла двигаться незаметно! Юрий Владимирский отказал. Впоследствии ему на помощь тоже никто особо не придёт. Так же в одиночку будет сражаться и Галич, и Козельск, и Киев. Месяц за месяцем русские города будут с надменной отвагой вставать против войска чужаков - и гибнуть, гибнуть, гибнуть один за другим. Я не понимаю. Я не уверен, что когда-либо смогу понять.

Так или иначе, на месте Рязани больше нет города; и нет до сих пор - чудом выжившие остатки рязанцев отстроились потом на новом месте; а окрылённая первой победой армия стремительно движется дальше. Подступающая зима ей не помеха. Замёрзшие реки - великолепные дороги, а что до температур... Ну, в Монголии зимой градусник стабильно уходит за минус сорок. Ужасающая Русская Зима кажется Бату, его воинам и, что немаловажно, его лошадям очень комфортным и теплым периодом. В самый раз для войны. Реки хороши ещё и тем, что большая часть - да что там, практически подавляющее большинство - городов так или иначе к рекам привязаны, и следуя по течениям, ты так или иначе рано или поздно наткнешься на очередное княжество. Леса монголы не любят, он их почти пугает - чужой и неприятный ландшафт - а реки привычны и милы.

Кстати о реках. На пути на Русь Бату переживает самую важную встречу в своей жизни. Пройдя вдоль побережья Каспийского моря, орда выходит к устью Волги.

Волга делает с Бату и его людьми что-то невероятное. Субэдэй, конечно же, рассказывал о ней; но одно дело рассказы, другое - увидеть собственными глазами. Ни Сырдарья, ни Амударья, ни, конечно же, пересыхающие в нижних течениях и ненадёжные Керулен и Онон не могли подготовить молодых монголов к этой встрече. В монгольских источниках можно до сих пор найти фрагменты песен, посвященных Реке Рек, спонтанно сочинённых воинами Западного Похода именно тогда. Потом будут ещё, конечно; потом будут и Днепр, и Дунай; но Волга была первой, и навсегда осталась для Бату Той Самой Рекой. Он сознательно задержал отправление войск на Русь из булгарских пределов; формально - чтоб дать войскам отдохнуть, но по-моему, ему просто хотелось побыть у Реки подольше.

И что-то мне подсказывает, что уже тогда Бату начал задумываться о самом важном решении в своей жизни. О том, чтобы остаться здесь навсегда. Это пока ещё не звучит нигде, он не говорит об этом открыто - разве что, может быть, с кем-то самым доверенным, но мы этого уже никогда не узнаем. Субэдэй тот же дневников не вел и мемуаров не сочинил.

... Так или иначе, на пепелище Рязани о далеко идущих планах было думать ещё рано. Перед Бату лежала совершенно офигевшая от его появления огромная и всё ещё непокоренная Русь.

Следующей целью единой армии был, естественно, Владимир. Город вообще-то был прекрасно укреплён. Проблема была только в том, что владимирский князь, так и не дождавшись помощи, схватил дружину и поскакал собирать подмогу лично, оставив в городе сравнительно небольшие силы. Он был уверен, что монголы подойдут к стенам ещё нескоро, хорошо если к весне; большая сила, медленное движение, да ещё и целая система небольших крепостей типа Москвы, которые должны были их замедлить.

Но у монголов нет обоза. Нет пехоты. Артиллерия лёгкая, разборная, сделанная по лучшей на тот момент в мире китайской технологии. Монгольское войско движется со скоростью лошади, с небольшими перерывами на тебенёвку. Так что на дорогу от Рязани до Владимира у Бату ушло меньше двух месяцев. Коломна и Москва были взяты настолько быстро, что даже не успели отправить гонцов; и явление туменов под Золотыми воротами оказалось для гарнизона полной неожиданностью. Владимир продержался несколько дней и рухнул, как та Ниневия: вдребезги, в мелкое кровавое крошево. Город спасло от судьбы Рязани только то, что потери у монголов были внезапно меньше, и это удержало их от того, чтоб в ярости снести Владимир с лица земли целиком.

Во Владимире (или даже по пути к нему) Бату наконец-то достаются в достаточном количестве учёные пленники и карты. Субэдэй и до этого предлагал ему разделить силы - было уже очевидно, что русские города можно брать и несколькими туменами. Но до сих пор Бату всё-таки нервничает. Он всё ещё ожидает, что русские объединятся, и против него выступит совместное войско северных городов. А поражения он себе не может позволить буквально ни одного - пока что большая часть войска всё ещё смотрит на него с недоверием.

После Владимира становится очевидно, что генерального сражения просто не будет; а авторитет командующего после нескольких блестящих побед сильно возрос. И Бату, пусть и поколебавшись, принимает решение. Армия разделена. Бурундай, один из лучших темников, старый опытный волчара - немногим младше Субэдэя - отправляется на охоту за князем Юрием, засевшим в Ярославле с теми невеликими союзными силами, что ему удалось собрать. Владимир надо добить до конца, а пока жив и деятелен князь, живо и княжество. Байдар-хан, ещё один чингизид, идёт на Стародуб и Кострому; его задача - закончить подчинение волжской долины. И, наконец, Гуюк, сын Угэдэя. Его задача - взять богатый и мощный Переяславль.

Гуюк - сын Великого Хана и вероятный наследник его власти. И с самого начала - самый проблемный чингизид в войске. Он ненавидит Бату за то, что тот руководит походом, которым, конечно же, должен был командовать он. Он напрямую высказывает всё то же самое, навязшее в зубах, сомнение в чистоте крови дома Джучи. Он - потенциальный источник больших неприятностей. Доверив ему собственное войско и поручив ответственное дело, сулящее большую добычу, Бату надеется загладить конфликт. Забегая вперёд - ничего из этой идеи не выйдет. Гуюк готов видеть во всех инициативах Бату только плохое; он скорее оскорбляется тому, что его отослали от основных сил, и видит в этом внезапно унижение своего ханского достоинства. Среди доверенных ему бойцов он начнёт самыми разными способами распространять дурные слухи о Бату и пытаться всячески привлечь их на свою сторону - против собственного верховного полководца.

А Бату и Субэдэй, совершив положенные возлияния духам и взяв с собой гвардию-кешик и основные силы армии, идут на запад. К Дмитрову, Ламскому Волоку и Твери, чтобы затем свернуть на Торжок. Но истинная цель их лежит дальше, и эта цель - Господин Великий Новгород, последняя и древнейшая из столиц русского севера. От пленников Бату наслышан и о богатстве Новгорода, и о его независимости; взять этот город - это поставить великолепную точку в первом этапе кампании. Этого он никому не доверит. Это он сделает сам. Его пока что не смущает даже то, что заканчивается зима, и путь обещает стать гораздо менее удобным; он считает, что теперь ему уже торопиться совершенно некуда, и в сущности он прав. Но дело обернётся совершенно неожиданной стороной...
Tags: philosofia, tengri
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments