Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:

Хан Батый. Часть первая: хреновое наследство и сложные щи

Как же мне подобраться к тебе, мой Саин-хан? Ты, мягко говоря, непрост.

Один и тот же человек въехал в историю на своем жеребце драгоценной золотистой масти как величайший разрушитель, в одну цену со своим яростным дедом, и как один из самых впечатляющих творцов системы. Само это прозвище, которым чингизида Бату наградили посмертно, очень о многом говорит. Если пытаться перевести это с имперского монгольского, то получится "справедливый", "праведный" - или даже скорее "правильный" хан - как бы "живущий по верным понятиям". Зороастрийский перс очень легко бы перевел это как "царь, имеющий хварно", "наделённый благодатью верного правления". И ведь они воспринимали это очень серьёзно. Авторитет этого человека был таков, что через годы и годы после его смерти на его установления ссылались, как на финальный довод в любом споре. Когда Калита пытался выжать из новгородцев дополнительную дань, отобрать у них "закамское серебро", стоило только новгородским послам сказать в Сарае "А при царе Батые не так было заповедано!" - и ордынские власти тут же встали на их сторону против своего московского любимца. Как будто новгородцы не могли соврать. Как будто само имя Саин-хана отвращает ложь.

И при этом всём - звенящее ничто на месте материальной памяти. Нет монументов. Нет торжественной усыпальницы с хвалебными надписями. И даже те самые законы, праведные законы праведного хана... Проклятое всеми историками свойство кочевников доверять устной памяти куда сильнее, чем писаному слову - даже Великую Ясу Чингизову пришлось большею частью восстанавливать по кускам из переводов на чужие наречия; что уж говорить о законах Бату. Не знаем. Потерялось. Унесло в заволжские степи ветром, и поминай, как звали.

Вот только это самое "как звали" - и осталось. Звали - вот так. Помнили именно таким.

А ведь начиналось всё совсем не так удачно, и когда Бату, совсем ещё щенок, только начинал свой долгий путь, могло бы показаться, что шансов добиться чего-то у него ой как мало, а больше всего вероятно, что он сложит голову под ближайшим кустом.

Как сложил свою голову его отец, Джучи-хан, старший сын Чингиза.

Чингиза ли? Этого человека с самого детства преследовали ужасные и общие подозрения. Боортэ, возлюбленная супруга Тэмучжина, во время войн за объединение Монголии попала в плен к враждебному племени, и восемь месяцев была наложницей тамошнего князя. Был ли Джучи сыном Чингиза, зачатым аккурат перед пленением его матери - или сыном истребленного со всем своим народом вожака, родившимся немного прежде срока? Сам Тэмучжин тоже мучился сомнениями, и то осыпал старшего сына милостями, то отдалял от себя. Мягко говоря, нездоровая атмосфера, и Джучи вырос человеком нервным и не очень надёжно сцепленным с реальностью. Он то и дело кидался в разные авантюры, первым вызвался в поход за пределы Монголии, регулярно пускался в крайне рискованные охоты - как будто пытался доказать всему миру, что он на самом деле самый настоящий Чингизид.

На одной из таких вот буйных облав в степи он и погиб. Упал с коня и сломал шею - уйдя из мира первым из Чингизовых сыновей, раньше даже самого Чингиза.

Есть довольно распространённое мнение, что погиб он не сам собою. И у этой теории есть определенные основания: братья Джучи не любили. Его главным врагом был второй по старшинству сын, Чжагатай - понятно, почему; если считать, что Джучи не сын Чингиза, то старшинство в роду должно бы принадлежать Чжагатаю! Братья ссорились и бешено ругались все время, однажды устроили безобразную сцену с дракой прямо во время государственного совета - и удолбавшийся об них обоих Чингиз по итогам объявил своим наследником третьего сына, добродушного и надёжного Угэдэя. Отлично, теперь оба старших ещё и начали меряться, кто из них больше виноват в потере ими обоими верховного достоинства - ненависть только окрепла. Эта рознь продлится веками, если что; Золотая Орда Джучидов и Чжагатайский Улус так и будут смотреть друг на друга волками, до самых чёрных дней Тамерлана. Но так или иначе, подозрения в смерти отца Бату пали на Чжагатая сразу же, хоть никто ничего так и не смог доказать.

Вот такое забавное наследство получает совсем ещё юный Бату - на момент смерти отца ему и двадцати нет: с одной стороны - Джучи успел завоевать немалый улус и разрешение от хана двигаться дальше на Запад; с другой стороны - половина империи считает, что кровных прав на власть у этого бладлайна нет вообще. Правда, самого Бату Чингиз-хан скорее любил; ещё в детстве не раз прилюдно называл его своим достойным внуком, брал на колени и прочее; но привязанность Чингиза - вещь ненадёжная. И кроме того, Основатель ненадолго пережил своего старшего сына. А что принесёт потомкам Джучи правление Угэдэя - было совершенно неочевидно.

Хан Угэдэй... Фигура на самом деле совершенно недооценённая. На фоне своего отца он меркнет настолько, что имени-то его не все припомнят. А между тем это был человек очень мудрый, осторожный и жизнелюбивый, посвятивший всю свою жизнь изданию отцовских черновиков упорядочиванию и приведению к гармонии чудовищного государства, возникшего в одночасье и совершенно не понимающего, что ему самому с собой делать. Угэдэй не любил войну. Вообще не любил. Воевал по необходимости, но идеалом его была такая политическая ситуация, при которой бы, по его собственным словам, "в блаженстве возлежал монгольский люд, беспечно ноги протянув и руки по земле раскинув". И он получает под начало страну, все ещё дымящуюся от крови, и семью, где половина народу смотрит волком на другую. Забегая вперёд - Угэдэй справится со своей задачей. Он проведет разумные реформы, прекратит истребление китайцев, назначит лояльных местных людей организовывать самоуправление. Но у него есть проблема. Чингиз категорически завещал возобновить и продолжить Великий Западный Поход; дойти до края степей и обеспечить имперское господство надо всеми окружающими степи осёдлыми народами. Просто так игнорировать волю Основателя было невозможно никак. Угэдэю очень, очень нужен был человек, который возьмётся за это дело, взвалит на себя ответственность и руководство и даст ему, таким образом, спокойно заниматься внутренними делами.

Ну вы понимаете, да? Они нашли друг друга. Бату увидел свой шанс, нет, свой ВЕЛИКИЙ И ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНСИЩЕ доказать всему мирозданию, что он - Чингизид по праву крови и духа. А Угэдэй получил прекрасную возможность собрать всех излишне пассионарных товарищей и сплавить их к собакам собачьим за пределы империума, чтоб они не пытались геройствовать прямо тут, на уже умиротворённых землях. Поэтому когда Бату вскочил с криком "Я, я, я, это моё наследственное направление, Чингиз обещал запад Джучи, дайте мне!" - Угэдэй с облегчением ответил "Да ты, конечно, ты, кто ж тебе запретит" - и приказал собирать войска.

Двенадцать туменов, товарищи. Двенадцать. Полных. Туменов. Это сто двадцать тыщ суровых человеческих рыл и ещё не менее трехсот тыщ дружелюбных конских морд. Силища вообще-то страшная до жути. Неудивительно, что русские летописи повышают это число чуть не до полумиллиона (которому требовалось бы полтора миллиона коней; в целом, можно было бы уже и не воевать, просто прогнать этот гигатабун туда-сюда, всё бы само от топота рухнуло). Так или иначе, задача тоже стояла огромная: взять с боя всю западную Евразию. Надо сказать, что монголы при этом географию представляли не очень, и масштаб материка оценивали несколько скромнее, чем оказалось в реальности. Но тем не менее им было вполне очевидно, что придётся впрячься хорошенько, и один полководец, конечно же, с этим не справится. Бату шёл не один.

Это был "поход юных". Самому Бату, судя по всему, не было ещё и двадцати пяти. Его соратники были так же молоды. На войну отправился Гуюк, сын самого Угэдэя; он в будущем станет злейшим врагом Бату и, взойдя на престол Великого Хана, чуть не обрушит империю в междоусобную войну. В дальний путь собрался Мункэ, сын младшего отпрыска Чингиза, Толуя. Он тоже станет потом Великим Ханом, одним из самых удачных за историю империи; это он будет принимать у себя папского посла Рубрука и установит первым нормальные договорные отношения с Западом. В общем, многим и многим эта война обеспечит блестящее будущее.

Мозгом похода и, судя по всему, действующим верховным стратегом войска стал Субэдэй-багатур. Удивительная фигура, между прочим. Старый, толстый, мудрый Субэдэй был одним из лучших полководцев в империи вообще, начинал ещё в те дни, когда Чингиз со скрипом объединял Монголию; потом он приключался на западе во время разведывательного похода Двух Безумных Туменов. Двадцать тысяч человек во главе с Субэдэем и куда более долбанутым его другом и товарищем по имени Чжэбэ прошли кавказскими перевалами, устроили погром в половецких степях, наткнулись на русских князей и как-то случайно разбили их наголову в битве на Калке. После чего вернулись домой и рассказали Чингизу, что земля-то там велика и обильна, но вот с порядком там куда сложнее, и завоевать всё это будет можно, нужно и интересно. То есть весь этот нынешний поход стал возможным именно благодаря Субэдэю. Сам ли он вызвался над ним шефствовать или Угэдэй-хан решил, что инициатива наказуема - история умалчивает.

Так или иначе, с Субэдэем Бату очень повезло. Эти двое станут ближайшими друзьями и партнёрами, Субэдэй будет учить Бату стратегии и тактике, опекать его и успокаивать ему нервы в сложных ситуациях, давать осторожные и ненавязчивые советы, в общем - станет его правой и левой рукой и запасной головой по совместительству. Чем-то этот болезненно гордый и неожиданно умный юноша Субэдэю очень приглянулся, и он принял твердое решение связать свою жизнь с его судьбой и историей.

И вот Бату, ещё совершенно не свыкшийся с ролью военачальника, отдаёт приказ; и когда начинается лето, громада великого войска приходит в движение. Через степи Средней Азии, мимо обугленных руин хорезмских городов; минуя почти безлюдные ещё пространства, которым потом суждено будет стать Казахстаном; вдоль каспийского берега. Кости брошены; Бату идёт навстречу сам себе.
Tags: philosofia, tengri
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments