Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:

Удивительный мистер Ростовцев

Человек, о котором пишет Истарни - Яков Ростовцев - действительно был отцом и восприемником крепостной реформы. Но ранняя его история ещё более примечательна. Это один из самых, правду сказать, любопытных мне персонажей декабристской истории - и едва ли не главная жертва Великого Мифа. Дело в том, что в глазах всего либерального круга этот человек был заклеймен как сам Иуда Искариот; будучи членом Северного общества, именно он в свое время выдал заговор декабристов Николаю.

Как примерно (из моих глаз, ясен перец) обстояло дело.

Ростовцев был не просто одним из декабристов. Он был личным близким другом одного из виднейших деятелей их компании - Оболенского, того самого, кто впоследствии был одним из лидеров на площади и тыкал в Милорадовича штыком. И благодаря этой связи Ростовцев был, по сути, приближен к внутреннему кругу мятежников. И это было проблемой; потому что человек он был, судя по всему, очень неглупый и шансы восстания на успех оценивал... здраво. Но просто сгрестись в туман ему не хотелось. Ему хотелось, с одной стороны, выйти из ситуации с минимумом потерь, а с другой стороны, похоже, таки спасти своих друзей от последствий их собственной упоротости.

Что же он сделал? Он представил наследнику донос, где указал на то, что против него существует заговор и вот-вот разразится восстание в столице. Но не назвал ни одного имени. Мол, кто-то где-то, простите, связан словом, никого не назову, но будьте готовы, Ваше Высочество. После чего явился, как котик, к Оболенскому сотоварищи и заявил: ребята, простите, я на вас донес, наследник все знает, но не знает ваших имен, поэтому за вами никто не придет, но восстание ваше обречено заранее, сворачивайте лавочку, ша, никто никуда не идёт. Зато все теперь точно будете живы и здоровы, благодарностей не жду, все понимаю.

(Вот здесь я должен заметить, что не могу впилить, как думают те, кто считает, что Ростовцев выдал мятежников из страха за собственную жизнь. Чтобы явиться к заговорщикам с месседжем "парни, я вас только что сдал" - надо было быть человеком в определенном смысле совершенно бесстрашным. Это ж были не кавайные студентики типа будущих петрашевцев, а боевые офицеры, которым, как показал случай с тем же Милорадовичем, человека было убить - как трубку выкурить)

Оболенский, паче чаяния, Ростовцева не убил, хоть и посрался с ним страшнейшим образом, после чего кинулся с ужасными новостями к своим коллегам по заговору - господам Рылееву унд Бестужеву. Ростовцев при этом не поленился все свои действия тщательно записать, и вот эту его цидульку Оболенский друзьям буквально предоставил.

Реакция на это последовала просто замечательная. Цитирую мемуары Бестужева:

" - Что же, ты полагаешь, нужно делать? <спрашивает Рылеев>

- Не показывать этого письма никому и действовать <отвечает Бестужев>. Лучше быть взятыми на площади, нежели на постели. Пусть лучше узнают, за что мы погибнем, нежели будут удивляться, когда мы тайком исчезнем из общества, и никто не будет знать, где мы и за что пропали.

Рылеев бросился ко мне на шею.

— Я уверен был, — сказал он с сильным движением, — что это будет твое мнение. Итак, с богом! Судьба наша решена! К сомнениям нашим, теперь, конечно, прибавятся все препятствия. Но мы начнем. Я уверен, что погибнем, но пример останется. Принесем собою жертву для будущей свободы отечества!"

Блин. Понимаете, да? Эти красавцы скрыли от остальных товарищей тот факт, что их восстание уже по сути провалено, чтобы ничто не помешало им все же выйти на площадь и красиво умереть!

Ну что тут скажешь? "Так и вышло"(c)

А что же Ростовцев? А у него все было хорошо. Как ни странно, но за его отказ выдавать имена заговорщиков ему ничего не было - Н. П. Палкин-Незабвенный был человеком парадоксальным и воспринял это как проявление "рыцарской натуры", а рыцарство он специфическим образом уважал. Поэтому даже когда на Ростовцева стали указывать на следствии, как на участника общества, царь только отмахивался: знаю, мол, отстаньте от человека, он во всем раскаялся и искупил. Поэтому Ростовцев вышел сухим из воды, оброс чинами, званиями и полномочиями и стал конфидентом двух государей подряд (Александр доверял ему едва ли не более всех, отчего и бросил его на такое сверх-ответственное дело, как крестьянская реформа). И даже с Оболенским он помирился, когда тот вернулся с каторги.

Но одна у него была беда в жизни - он попался на зуб Герцену.

Герцен был главным мифотворцем николаевской эпохи - по-моему, даже Лев Толстой ему уступал. Именно ему мы обязаны историями про месмерический Взгляд Николая, про то, как Николай садистически целовал осуждённых в лоб и играл в поединок воли с собственной дочерью. Ростовцев стал для него желанной добычей: для настолько христоподобных фигур, которыми стали для него декабристы, фигура Предателя была буквально необходима. Боюсь, что и значимость поступка Ростовцева, и его цели Герценом были, мягко говоря, искажены. Но тут уж каждому самостоятельно решать. Мне до сих пор кажется, что если бы тогда совету Ростовцева последовали и отменили выступление, лучше было бы буквально всем, но это - как и почти все вышенаписанное - только мой взгляд и только мое личное мнение.
Tags: philosofia
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Recent Posts from This Journal