Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Category:

РИ "Конец Света": тематическое

Теперь про конкретные игровые штуки. По блокам.

Primo: Север

C северянами вышло как-то сложно.

То есть - тут важно сказать: товарищи играли так, что только искры летели и птицы с неба падали в ужасе. Очень хорошо играли. Вообще темный блок, да еще такой жесткий - это всегда тяжело, это даже игротехнически делать тяжело, что уж говорить о работе на погружение! но они прямо люто справились. Очень яркие впечатления с игры - именно от них. И навязший в зубах проклятый дурнояз! Гениальная идея, надо ее воплощать как можно чаще разными способами в разных контекстах. Ты есть то, что ты говоришь.

Но. У меня до игры было совершенно одно представление о Севере, а на полигоне сразу вышло совершенно другое. Мне как-то было так понятно по словам мастеров, что Север на самом деле очень себе пока что осторожничает, и резких движений сразу-то делать не будет; что комендант сдержан и адекватен, никто не хочет ссориться с вастаками, и большую часть бытовых дел господа офицеры склонны передоверять туземной администрации в нашем лице. Что вышло на самом деле? на самом деле Север взял быка за рога, коня за трензель, змею за хвост и беркута прямо за его беркутовые яйца буквально в первые же часы игры. Причем нам досталось чуть не пуще всех - хитро...шерстный род Волка на нас усерднейше стучал, а Север усерднейше реагировал - но вообще-то по своему гвоздили любого и каждого. Не было там никакой сдержанности, были очень уверенные в своей силе молодчики, которые сурово и безжалостно внедряли, являли и не роняли. Комендант... ну, может быть, он с нами хотя бы пытался разговаривать на нашем языке; но тем более, когда его убили, все окончательно пошло вразнос и паровоз вперед полетел. Для того, чтобы прогибаться под такой Север, малодоговороспособный, мне надо было простраивать изначально гораздо более трусливого персонажа. А так бедолагу вождя краснокожих били-били, он и озверел.

То есть я-то доволен, мне-то все ОК, но как-то немного проще все получилось. Вопрос выбора оказался куда более очевидным, чем я предполагал изначально.

Из игры с северянами самой интересной линией для меня были отношения с комендантом и роскошный обмен злобою с колдуньей, давший мне под конец-таки шанс реализовать накопленную Ненависть. Запомнились и будут жить после игры в голове: палач, фанатический новый комендант (вот кого мы упорото ненавидели ВСЕ), великолепный и очень клево и жутко построенный персонаж Хэлки.

Secundo: Вастаки

Вот тут-то иная концепция Севера и дала отлуп и отзвук. Мы на что затачивались? на поддержание в вастаках вастачности. Мы, именно наш клан, были, по сути, ее носителями - адски морочились всяким нашим законом, нашим правом и нашими способами самоорганизации. Под это была целая Реггелт, наша законоговорительница и самая влиятельная фигура в клане - мой Аспарух, хоть она ему власть и передала, все равно на нее сильно оглядывался. Эффектом же того, что Север с самого начала стал сверх-доминирующей силой, стало то, что вастакский закон начал стремительно умирать по всему полигону. У нас просто не было пространства, в котором мы могли его реализовать; любой шаг вправо - шаг влево немедленно карался грозным лаем "ИрНан! Багур! БагурЛаг! ИрШар и ИрДур!"

Нашей "лебединой песней" был организованный Реггелт тинг, на котором мы в последний раз попытались дать северянам понять, что мы так жить не можем. Комендант вроде как пошел нам навстречу... но толку как-то не случилось, а потом взлетела тема с приближающимся воинством Валар, и шансы на компромисс окончательно ухнули и ахнули. Для нас, впрочем, стало важным маркером, что даже на тинге главы вастацких родов продолжали оперировать северными понятиями, всеми этими Хорами и Дурами - Реггелт приходилось их буквально одергивать. Это создало очень острое ощущение, что вастаками-то мы быть и перестаем, а Север скорее это поддерживает, что именно и конкретно люди народа Улфанга, оставаясь собою, Ангбанду становятся в пень не нужны.

Другим кланам вроде бы попроще было с этим смириться; но мы-то с самого начала размахивали героическим прошлым, Наследственной Кровью Самого Улдора и вот этим всем; для нас отступиться от этого означало, может быть, более жесткую потерю идентичности, чем, скажем, для успешно самореализовывавшихся через богатство и влияние Коней или тем более отмороженных "северян паче севера" Волков. Очень характерно, кстати, что именно Быки - тоже "старый" и тоже немного теряющийся в новом мире род - соучаствовал в заговоре, и северяне, как я слышал, долго решали, кого кошмарить первыми.

Из игры с вастаками для меня самым острым была, конечно, линия с Реггелт. Начавшаяся с раздражения и ощущения "тетушка, ну дайте уже наконец порулить!" - а закончившаяся объятием посреди поля и криком в пыточной "ДЕРЖИСЬ, МАТЬ! Беркут снова в небе! Крылья его над нами!" В голову отправляются все наши - Дьярфаш, идеальный брат как в смысле конфликтов, так и в смысле единства, Айша и Сафрани, "чужие, ставшие своими"; Волки чортовы, чтоб вас!! и потрясающе объемный и реалистичный персонаж Кирки, Гита из рода Змеи.

Tertio: Рабы

Тут надо понимать же! вышел тот же нежданчик, что с северянами, только с другого бока.

У нас изначально были прописаны те еще отношения с рабами-то. У нас был в анамнезе массовый побег рабов, лет двадцать назад, закончившийся, OMG, случайной смертью хозяев - родителей Аспаруха, которые до этого как раз были ревнителями старого вастацкого права и относились к рабам очень мягко. После этого власть в клане перешла к гораздо более жестокой Реггелт, а отношение сползло на уровень "Это не люди. Это собаки. Глупо и плохо просто так бить собак, но бессмысленно относиться к собакам по-человечески". Как раз северная такая очень модель; то, что у рабов отсутствует воля, а если они начинают-таки ее применять - то выходит всегда к худу - для нас это при таком раскладе было очень естественно.

Это отношение мы и старались держать всю игру. Хрен-то там это выходило.

Что мешало? Первое: север. Они мало того что активнейшим образом лезли в наши отношения с нашими же рабами - все время! - так еще и очень явно и активно практиковали идею "нет, рабов МОЖНО бить просто так, рабов НУЖНО бить просто так, день, когда ты не избил раба - потерян зря". Когда это перешло определенную грань, рабов стало просто жалко. То есть я при этом все еще относился к ним, как к собакам - но ведь ничего же плохого не сделала эта конкретная собака, а они ее бьют, а она от этого портится и звереет, и собачьи свои функции исполнять перестает, зачем? смысл в чем?

Второе: сами рабы, которые, почуяв хоть малейшее послабление и добрую волю с нашей стороны, начинали уж очень активно тянуться нам навстречу. А у конкретно нашего рабского сообщества в этом смысле был еще и харизматический лидер: личный раб Аспаруха, Молчан, который а) демонстрировал высочайший уровень ВЕРНОСТИ; б) все время пытался наладить с хозяином человеческий контакт, пусть и очень робко и неумело; в) все время работал передатчиком инфы и эмпатии между уровнями; рассказывал нам про то, что чувствуют рабы, а им - про то, что чувствуем мы, и тем самым снижал общий уровень непонимания чем дальше, тем больше.

Вот два этих фактора - постоянное повышение внешнего давления на клан как таковой, и постепенное снижение напряжения внутри клана - и привели к эпичному выходу в финале с вбросом "все люди, все человеки".

Что тут важно понимать. НЕТ, Аспарух не дает рабам "свободу". Он говорит им: вы - рабы рода Беркута, и остаетесь ими, НО: я больше не считаю вас "безвольными", ИрХорами; я объявляю старое право и старый закон, и вы признаетесь людьми и младшими членами дома, вы обязаны на меня работать, я обязан вас защищать, я буду выслушивать ваше мнение. То есть из "вещей" они стали "зависимыми людьми". И то, что часть из них он по итогам отпустил к хадорингам - это просто потому, что по логике старого права свой рабский срок они уже многократно отработали, и в целом выполнили свой долг перед родом уже тем, что в условиях предельного риска присоединились к мятежу. Я к тому, что не надо видеть в главе рода Беркута "Матерь Драконов" какую-нибудь; сама идея рабства ему совершенно не жала и не мешала жить; просто рабство же тоже можно по-человечески организовывать, а как раз этого нам и не давали.

Самая острая и важная линия тут - МОЛЧАН, конечно же! вот уж сыграли, так сыграли, персонажи реализовывались друг об друга всю игру, век не забуду. В голову идут все наши рабы, но в первую голову Милдред/Мила и Зомилла/Эта Вот/Она Опять Нарвалась/Да Чтоб Ее. Отдельно не могу не отметить ГРЕБАНОГО ЭЛЬФА АЛМАЗА, который выжег мне больше крови, чем все остальные, вместе взятые, устроил мне несколько переездов подряд, организовал партизанскую ячейку у меня под носом, а по итогам оказался, O!M!F!G! - законспирированным САУРОНОМ!! - вот это было круто. А чертов приз зрительских симпатий получает Фородлах/Хват - лихой разбойник, ставший для Аспаруха камнем преткновения и повернувший ему голову в правильном направлении самым жутким и не-рабским образом - своей смертью. Из чужих рабов не могу не отметить потрясающий образ "другого Молчана" - Худы, раба из клана Волка, который устроил нам интеграцию, когда нас притащили туда уже после мятежа, и который, тихий, незамысловатый человек, был в определенном смысле страшнее, чем все северяне вместе взятые. В общем, молодцы рабы. Спасибо.

Дальше еще подумаю и, наверное, напишу про метаигровые впечатления.
Tags: rpg
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments