Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:

А если вдуматься всерьез

Вот правда, откуда и почему именно на советской почве выросло такое количество альтернативных вселенных и борцов с каноном?

Мне кажется, что тут причина двоякая. С одного крыла это, конечно, благословенный дух диссидентской кухни с темой "все не так, как вам говорят по радио, более того, если вам что-то говорят по радио, то, скорее всего, все совсем наоборот или вообще иначе". Но с другого крыла - это невероятная склонность именно русскоязычных субкультур совершенно вдохновенно и упорото верить во вторичные миры. "Убежать в книгу", "жить в истории", вот это все. У моего поколения Михаэль Энде был популярен, наверное, больше, чем в Германии. Ну, и Толкином все это просто припечатало, настолько уж объемный мирище.

Но вообще - какой там Толкин. Не в Толкине суть. Сколько самых дичайших AU написано по Стругацким? И я их понимаю, прям сам бы написал. А началом и основой этого вообще является IMHO Голосовкер с его "Сказаниями о титанах". Понимаете, ведь первым мифом почти любого советского ребенка был не Толкин, а долбаные "Мифы Др.Гр." незабвенного Куна. А Голосовкер - это "Ниенна" на них; примерно того же качества текст и примерно той же эмоциональной насыщенности. И все, образ гордой страдалицы Горгоны, христоподобного Асклепия и вообще титановой драмы в голове у меня прописан навечно. И мне кажется, что именно из Голосовкера втайне и выросла сама Ниенна - ее Валар - прямая же калька с голосовкерских Олимпийцев. А Олди, если что, и не скрывают.

Смысл в чем? Сперва ты читаешь книгу. Пока ты ее читаешь в первый раз - все ОК, ты вполне солидаризуешься с автором и смотришь его глазами. Вопрос "как можно полюбить назгулов, впервые читая Толкина" идиотичен; НИКАК, конечно. Глазами наивного читателя назгулы омерзительны и страшны. А вот потом происходит интересный финт; книга тебя втягивает и ты начинаешь мыслить так, как если бы ее мир был реален. Знаете, товарищи, ведь у моей генерации это мало не основной и единственный способ любить истории - принимать их как реальность. Поэтому мы и ролевики такие офигенные; поэтому и выросло на постсоветском пространстве ролевое движение такого угарного масштаба.

И тут происходит вот эта штука! Понимаете, ведь идея "газетам и властям верить нельзя" - она была даже масштабнее, чем диссиденция. Потому как советский вполне официальный дискурс гласил "нельзя было верить ничему, что говорили власти в царской России и Третьем Рейхе, нельзя верить ничему, что говорят западные власти, пресса у них продажна; можно верить ТОЛЬКО НАМ, посланникам Императора Человечества в Мавзолее". Диссиденция просто доводила эту логику до конца: нет, и вам, ребята, верить тоже нельзя. Никому нельзя верить, кроме своей совести и дорогих друзей. И в любой ситуации, в любом вопросе - не слушай пропаганду, не верь никому, кто наверху - или по крайней мере вдумчиво проверяй все, что он говорит; и если он говорит, что он ХОРОШИЙ, а все его враги ПЛОХИЕ - этому вот особо нельзя верить, потому как в этом вопросе врут всегда и все.

И это правило применимо в любой жизни, которую ты хотя бы на мгновение, хотя бы на инролинге воспринимаешь как реальную. Хлобысь! Стоит поверить Толкину в том, что Арда - настоящая, стоит на секунду "зажить" в Мире Полудня или пространстве чьей-нибудь мифологии - и ты немедленно перестаешь верить "официальной позиции автора" внутри этого мира, потому что с этого момента для тебя это - как бы позиция власти, а позицию власти на всякий случай надо отрицать ВСЕГДА.

Мне кажется, что это касается почти всех. Даже наши "светлые" - это в массе своей как бы "вторично-светлые". В смысле, сперва ты был наивным читателем и, естественно, солидаризировался с автором; потом ты упоролся и засомневался во всем; а потом ты подумал и решил, что, ну нет, Валар, может, и не сахар, эльфы, может, и устраивали резню там-сям, но Моргот все-таки хужее. Это один путь; второй - упоровшись и засомневавшись, потом схватиться за голову и воскликнуть "Да нет! Свет! Добро! Не дамся тьме!", воззвать к какому-нибудь религиозному опыту и преодолеть сомнения. Это как если бы один человек, уйдя в диссиденты, потом посмотрел на расовую политику тех-то держав и подумал "Да нет, наши все-таки хотя бы негров не линчуют, и Че Гевара такой неплохой чувак, все-таки в коммунизме что-то есть"; а второй - задумавшись и почитав выкладки всяких мемориалов, потом взвыл бы от ужаса, поняв, что теряет идентичность, и пошел бы перечитывать "Философские тетради" и укрепляться в идеологии.

А добро и зло тут при чем? А НИ ПРИ ЧЕМ, КОТИКИ МОИ. Добрым или злобным можно быть при любом из упомянутых раскладов. Что, Ниенна восхищается злом? ЧЕГО? Вы ее читали? Мелькор не просто добрый, он местами слащаво-добренький! Что, Еськов восхищается злом? Нет, его Мордор - это просто утопия прогресса и мира, почти до смешного местами. Никакой толерантности к некоему Клыкастому Злу тут нет и не было; а вот идея, что все черное - на самом деле белое - это есть, что уж. Переводя на тот же советский язык, такие авторы настолько упоролись в диссиденцию, что недостатков "западного общества" резко перестали видеть вообще, и, отринув коммунистическую утопию, немедленно втопили в утопию демократическую - потому что их мозг сформирован в таком поле, где какая-то утопия непременно должна быть. Еще один путь и еще один вариант.

А русская литература XIX века - это совершенно другой культурный контекст, и чтобы проводить параллели тут, надо взять себя левой рукой за правую ягодицу и три раза сделать сальто назад. Я что, я ничего-то против не имею. Гимнастика полезна для здоровья и укрепляет гражданские добродетели.
Tags: libra, philosofia, social, tolkienistica
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →