Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:
Продолжение вот этого постинга о изучении религий.

Таким образом, все три варианта имеют свои преимущества и свои недостатки. Но проблема заключается в том, что ни один из них не способен рассмотреть религию комплексно. А ведь современная наука настаивает на том, что при рассмотрении любого феномена комплексный системный подход должен лежать в основе исследования. Здесь же получается, что у нас есть ряд наукообразных философски-религиозных систем, запертых в границах конкретных религий (теология), у нас есть наука, посвященная изучению внешних и социальных проявлений религиозного сознания (антропология религии и религиоведение), и у нас есть наука, способная изучать собственно религиозное сознание (психология) — вот только науки о религии в собственном смысле этого слова у нас нет.

Какой же она могла бы быть и что она могла бы взять из перечисленных выше вариантов, чтобы быть, во-первых, эффективной, а во-вторых, укладываться в современную научную парадигму?

Начнем с конца. От психологии наша потенциальная наука со всей очевидностью должна позаимствовать две основных максимы — антропность и антропоцентризм. Антропность в данном случае означает, что религия порождается и осмысляется человеческим сознанием. Вне сознания верующего веры не существует, даже если предположить существование существ, к которым эта вера могла бы быть обращена (грубо говоря, Бог может существовать и без людей, а вот вера в Бога — нет). Антропоцентрическая же концепция изучения религии предполагает, что основным объектом нашего исследования должен быть и будет человек, человеческое сознание во всей полноте его реакций, рассматриваемое с точки зрения того, что именно порождает в нем религия. Ведь если мы объявим основным объектом изучения Бога или богов, то это неизбежно выведет нас за пределы науки, потому что здесь невозможно ни наблюдение, ни эксперимент, ни реальный анализ. Поэтому теоцентричной может быть только мистика, которая по самой природе своей лежит вне научного дискурса.

Антропология самодостаточна и непосредственно брать что-то из арсенала ее методов здесь не кажется осмысленным; но именно антропологи наилучшим образом освоили всю материально-культурно-бытовую часть религиозного пространства — поэтому любой, кто изучает религию, неизбежно опирается на результаты их исследований, по крайней мере везде, где речь идет о упомянутых выше областях.

От теологии же — хотя здесь и следует быть наиболее осторожным — можно взять именно тот глубокий интерес к философской основе религии, который отличает любого хорошего теолога — ведь, по-хорошему говоря, теологию можно охарактеризовать как религиозно направленную философию, пусть и не все богословы со мной здесь согласятся. Теология не боится залезать в тонкие и сложные материи, заниматься самыми изощренными дефинициями — но в такой сфере, как религия, почти никогда не бывает «слишком сложно» или «слишком тонко». Зачастую из очень небольшого разногласия впоследствии вырастает то, что разделяет и заставляет отчаянно дискутировать (и это в лучшем случае) целые сообщества вполне сознательных людей, не склонных к абстрактному фанатизму.

Таким образом, то, что у нас получается, может быть охарактеризовано как психологически ориентированная теология, пользующаяся средствами психоанализа и философии и опирающаяся на результаты антропологических исследований. Вкратце я бы обозначил это направление как теологический анализ.
Tags: philosofia, theoanalysis
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment