Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:

Это восторг

СПОРИЛИ РАУК И АВАРИ

(Кьелетэрне, кьельтэрне < кьельтэръэне < хильдориэне, «хилдориэнские существа» - «люди» на диалекте виндан-авари; тинголайр - дориатские синдар и их потомки).

Известно, что рауки, альдар и авари - одного рода. Хотя некоторые рауки это отрицают. Дело в том, что у всех нас, авари, альдар и рауков, от природы круглые головы, острые уши, удлиненные к вискам глаза, короткие носы и маленькие рты. Так что кьелетэрне зовут нас всех «кошкологоловыми». С тех пор, как рауки ушли на восток, альдар - на запад, а авари - в леса, мы мало общаемся с кьелетэрне, и они решили, что нас вовсе нет в мире. Поэтому если кто у них неумен, соседи говорят: «Он из тех, кто верит в людей с кошачьими головами!»

Однако у тех альдар, что прильнули к Аманской Горе и непрестанно слушают речь аманских царей, уши от этого пожухли и завернулись, а носы вытянулись. Так что они стали с виду походить на кьелетэрне. К тому же головы у них удлинились, чтобы вместить то море слов, которое им непрестанно льют с вершины Горы. Но слов все равно оказалось слишком много, так что они выплеснули лишние слова из своих голов в головы кьелетэрне. Таким образом они пересказали для кьелетэрне побасенки, которыми развлекали их аманские цари. Ведь аманские цари приняли альдар как гостей и ради долга гостеприимства забавляли их множеством сказочных историй, как подобает поступать с хорошими гостями. Но альдар все не возвращались и не возвращались к себе домой, а так и оставались в гостях. Аманские цари были слишком вежливы, чтобы напоминать им, где их дом. Они так и продолжали занимать альдар своими побасенками, пока у альдар все не смешалось в голове и они не перестали понимать, где сон, а где явь. Так что, говоря с кьелетэрне, они пересказывали все это за верное, а кьелетэрне записали их рассказы как нечто бывшее на самом деле. Так излишняя вежливость аманских царей обернулась множеством ошибок у кьелетэрне. Узнав об этом, аманские цари решили вовсе не пускать кьелетэрне в свою страну, чтобы те не обманулись еще сильнее. Ведь они поняли, что вежественное обращение аманских царей закружило головы кьелетэрне, даже если те ощутили его только через посредство альдар, что же было бы, если бы в Амане приняли их самих напрямую? Поэтому аманские цари не захотели принимать кьелетэрне у себя дома, чтобы уберечь их разум. Однако те вместо этого обиделись и даже ходили походом на Аман, чтобы наказать тамошних царей за пренебрежение. Аманские цари, в свою очередь, почувствовали из-за этого большую обиду. Чтобы отвести ее, они утопили всех тех кьелетэрне, а вместе с ними множество вовсе посторонних людей. Все это показывает, что аманские цари никак не могли отыскать правильную меру своим делам: с альдар они поступали слишком вежественно, а с кьелетэрне - недостаточно вежественно, и тем и другим Живым это не пошло на пользу. Так что аманские цари правильно сделали, что в конце концов отправились вон из Арды, раз уж здесь они никак не могли попасть в нужный шаг, с кем бы ни пошли рядом.

Но головы тех квенди, кто побывал в Амане, так и остались похожи на головы кьелетэрне, потому что слова аманских царей действовали слишком сильно. Видя их укороченные уши и удлиненные носы, рауки отказались считать их за родню. Дело в том, что рауки были издавна недовольны аманскими квенди, а когда рауки чем-то недовольны, это проявляется резче, чем если бы на их месте были авари или даже альдар. Поэтому некоторые рауки, желая найти повод для придирки к аманским квенди и покрепче выразить свое недовольство ими, сочинили следующий рассказ.

«Когда-то, - рассказывали рауки - аманские цари поймали и увели к себе многих авари. Там аманские цари принялись пытать и терзать их, но не для выгоды и не для того, чтобы утолить ярость, как можно было бы подумать! В Амане ведь говорят, что Бог Амана, терзая и пытая своих тварей, норовит сделать их лучше, и как раз для этого то и дело пытает и терзает их. Других целей при этом у него нет. Так говорят сами аманские цари, подручные Бога Амана, и те, кто им доверяет. Вот, подражая своему богу, аманские цари взялись пытать и терзать пойманных ими авари, чтобы изменить их природу и сделать из них нечто новое, которое показалось бы им лучше прежнего. Так пытками и мучением они вывели из пойманных авари новую породу Живых, от рождения искалеченную, заживо погибшую и не имеющую своей воли, и это и есть альдар. Из всех злых предприятий аманских царей это было самым злым и поэтому самым приятным сердцу их бога!»

Из этого рассказа те рауки, которые повторяют его, обычно выводят, что всех альдар надо истреблять, потому что они прирожденные рабы злого Бога Амана и уже не могут стать кем-либо другим. Другие рауки не одобряют этого рассказа как что-то слишком сложное и неосновательное. «Убивать альдар и без того достаточно поводов - говорят они, - а на то, чтобы вырезать их всех, нет приказа сверху и причин вокруг». Это привычка рауков - говорить о том или ином деле, что в его пользу заявляют «приказ сверху, причины вокруг и жажда изнутри». Надо сказать, что рауки порой щадат альдар, если те сдаются и добровольно признают власть, за которую воюют рауки. Но только этого почти никогда не случается. Авари слыхали, что после падения Северного Бога альдар никогда не шли на сговор с рауками. Говорят, это происходит потому, что альдар из-за какого-то колдовства или по природе лишены в подобных делах собственной воли. Авари слыхали, что альдар совсем не могут добровольно признавать власть, идущую против Бога Амана, и способны на это только в беспамятстве или будучи введены в обман. Если так, выходит, что те первые рауки говорят правду, и что альдар от рождения искалечены и не располагают нескованным духом. Если судить по тем альдар, с которыми приходилось иметь дело авари, на это непохоже.

Однако многие рауки придерживаются изложенного мнения. Обычные рауки называют их «поющими рауками», в знак того, что они не говорят дело, а как бы поют что пришло на ум. Встретив альдар впервые после ссоры между Рауку и Аваром (рассказу о ней рауки не доверяют), «поющие рауки» решили сперва, что альдар - это авари, одичавшие в глуши и оттого потерявшие рассудок. Потом они изменили свое мнение в пользу того, что было сказано.

Из всего, что передают об альдар и рауках, самый странный рассказ - это что альдар думают о рауках так же, как поющие рауки об альдар. Но этот рассказ имеет менее всего вероятия.

Как-то раз вольный раук пришел к авари по торговым и другим делам. Он привез много отличного оружия и хотел получить за него хорошую цену. Когда он поменялся с авари согласно тому, что устроило обе стороны, его угостили на прощание. При этом для застольного развлечения было рассказано много небылиц и верных вещей. Услышав рассказ о том, как следопыт из альдар во время войны с авари притворился одним из нас, и так искусно думал на лад авари, что даже читая его мысли, мы не сразу опознали его, раук так изумился, что упал бы со своего места, если бы не его цепкие когти. Ими он вцепился в стол и оттого не упал. «Для чего читать мысли, если любого из альдар сразу же приметишь по облику? - сказал он. - Они ведь так уродливы, что этого не скроешь даже отведением глаз. Всякий сразу видит, что эти твари выведены в издевку над всем живым!»

Авари стали улыбаться, закрывая руками рты. «Как же, по-твоему, выглядят альдар?» - спросили они.

«Альдар - истинные чудовища, - сказал раук. - У них длинные желтые волосы, как пакля, уши тупые, будто их обрубили топором, глаза широкие, словно постоянно выпученные, а зубы незаостренные, как будто их пытали, подпиливая им клыки. Впрочем, так с ними и делали в Амане. У них уродливо коротенькие руки, не достающие до колен, и бесполезно округленные пальцы без когтей. В довершение ко всему у них пронзительные писклявые голоса, и они не могут провести и часа, чтобы не заскулить на тот или иной лад, называя это песнями».

«Так что ты непременно узнал бы альда, окажись он рядом с тобой», - сказал тот авари, что купил у раука больше всего оружия.

«Вот чтоб охранила меня от такого тень Черного Бога! - отчурался раук. - Для чего говорить такие слова? Рауки бесстрашны, но один взгляд на мерзкое лицо альда мог бы наполнить меня ужасом перед тем, как могла исказить Живое сила демонов».

«На самом деле ты куда бесстрашнее, чем говоришь, - ответил авари, - но отложим это. Ты красноречиво описал мне обличье альдар. А что бы ты сказал о том, как выгляжу я?»

«Не в обиду тебе будь сказано, - ответил раук, - на мой вкус у тебя недостаточно острые уши, глаза не достают до висков, да и клыки недостаточно длинны. Но, в общем, вид у тебя внушающий уважение. А какое тебе до этого дело?»

«Видишь ли, дело в том, что я - альда из тинголайр. Мне не нравился демон, который в женском обличье спит с Серой Накидкой, нашим вожаком, и колдовская завеса, которой он окружил нас. Я говорил соседям: так, глядишь, мы скоро разучимся стоять за себя оружием! Из-за этого и некоторых других дел я оставил свой дом и стал одним из виндан-авари, но моя кровь и вид от этого не изменились. Сейчас я думаю, стоит ли мне искать твоей головы за бесчестье, которое нанесли мне твои вздорные слова, или они так глупы, что я только покажусь смешным, если всерьез отомщу за них? Кроме того, если я вызову тебя, я поступлю неразумно, если буду драться не самым лучшим моим оружием. А лучшее мое оружие - то самое, что ты мне продал. Другим оружием я, возможно, не смог бы тебя убить, ведь ты сам будешь сражаться оружием рауков, а оно самое лучшее. Но если я могу убить тебя, лишь воспользовавшись возможностью, которую я получил только благодаря тебе же самому, то сделать это будет, на мой вкус, чем-то не совсем красивым. Как ты думаешь?»

Раук так растерялся, что не мог ответить. Наконец, он сказал: «Ты это говоришь нарочно, чтобы пошутить надо мной! Это, я слыхал, бывает в ваших застольях. Ты же не можешь быть альда на самом деле, а то я сразу признал бы тебя!»

«Спасибо, что помог мне в моих сомнениях, - сказал ему авари. - Теперь я вижу - ты так глуп, что мне было бы нелепо драться с тобой. Да и твое оружие останется незапятнанным кровью прежнего хозяина. А что ни говори, в этом было бы нечто неподобающее».

Раук никак не мог понять, смеются над ним или нет. Он встал и, ворча, вышел из-за стола. Авари сказал ему вслед: «А разве в ваших застольях не бывает шуток?» «Не то чтобы не бывает, - ответил раук, - но это добрые, хорошие шутки, вроде того, чтобы выдернуть из-под соседа скамью или налить ему за ворот вина. В этом сразу чувствуется, что люди относятся друг к другу по-людски. А такие затеи, как у вас, этого у нас нет!»

Авари не могли удержаться и смеялись громче, чем надо. С тех пор у виндан-авари говорят: «Недалек, как поющий раук».
Tags: malkav, quenta oroquendion, tolkienistica
Subscribe

  • Р. Скотт Бэккер, "Второй Апокалипсис": попытка критического обзора

    Ричард Скотт Бэккер - автор яркий и плодовитый. Как раз недавно он завершил второй большой цикл в составе своей фэнтезийной эпопеи "Второй…

  • Кино и война

    Давайте так, товарищи, про ВОВ снято какое-то вербально неописуемое количество трэша. Но вот за последние несколько лет у меня выделилось три фильма,…

  • Эхмыыы.

    Я смотрю кино. Типа кино. Ютуб-фильм. Снятый при поддержке и консультации той самой всеми любимой Шульман с её постоянным участием. Прооооо Николая I…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments