Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Category:
Они сошлись со всех концов земли. Поляки, русские, литовцы, моравы, чехи и татары; великий князь Витовт со всею своею ближайшей дружиной, король польский Владислав Ягеллон во главе Великой Краковской, Надворной и Гончей хоругвей; гордец и смельчак Джелал-ад-дин, сын Тохтамыша, разорителя Москвы, со своими дикими всадниками - против единого врага. Силы были почти равны, но враг был гораздо сплоченней, объединен под единым руководством - и страшное имя Мариенбургских рыцарей лучше любого знамени витало над войском.

Железные колонны истинных братьев Ордена; сотни и тысячи "полубратьев"-мирян, обязанных Ордену всем, что имели; ополченцы-вассалы с тевтонских земель; и привлеченные звонкой монетой из орденской казны наемники-ландскнехты... Если верить тому же Сенкевичу, они шли в бой, распевая на все лады "Христос воскрес из мертвых"; не знаю, так ли это было, но сама картина настолько прекрасна, что я не могу от нее легко отрешиться.

И вот - завыли трубы, дрогнула земля от рокота копыт: конница Витовта ринулась в самоубийственную атаку на тевтонский фланг. Армия рыцарей была оснащена по последнему слову тогдашней техники, и кавалеристов встретил пушечный залп. Но значительная часть литвинов все-таки сумели добраться до противника и вступить в ближний бой. Сомневаюсь, что слабо (по сравнению с тевтонами) вооруженные легкоконники сумели всерьез напугать гроссмейстера; он умело выждал момента, когда изрядно потрепанные воины Витовта начнут отступать, и отдал приказ великому маршалу Фридриху фон Валленроду, командиру левого крыла, перейти в контратаку.

Они двинулись... Несколько лет назад мне довелось наблюдать польских реконструкторов, которые в отличие от наших уделяют огромное внимание конным боям. Так вот, сидя на безопасной трибуне в десяти метрах над турнирным полем, я не мог не испытывать страха, глядя на то, как напротив меня срывалась в копейную атаку рыцарская конница. Громадные твари роют копытами землю, сопят, а потом начинают разбег - сперва медленно, неторопливо, потом все быстрее, быстрее, и вот земля начинает лететь во все стороны, а звон человечьих и конских доспехов сливается в один жуткий металлический гул... Каково же было встречать такое лицом к лицу, стоя посередь настоящего поля боя?

Удар Валленрода был страшен. Польский строй был промят насквозь; пал Великий Королевский стяг, и тевтоны начали доподлинную резню. Тут прославились три Смоленских полка: после того, как литовцы начали разбегаться в разные стороны, они умудрились не только остаться на своей изначальной позиции, но и сдержать дальнейшее наступление крестоносцев. Рядом с ними стояли новгородцы и волынцы. Уж не знаю, как в современных учебниках описывают этот "непатриотичный" подвиг русского оружия на службе у польского короля!

Летопись сохранила для нас доподлинный вопль отчаяния, вырвавшийся в тот час у Витовта по адресу Владислава: "Ты iмшу слухаеш, а князi ды паны, браты мае, ледзве не усе забiтыя ляжаць, а твае людзi нiяк iм дапамагчы не хочуць!" Подозреваю, что "дапамагчы" он не то что не хотел, а попросту не мог - в общем, польское войско оказалось на грани полного разгрома. Но Витовт, похоже, был гениальным тактиком. Он сумел точно выгадать момент для ответного удара, и обрушился на Валленрода во главе своих отборнейших бойцов, вместе с князьями, носившими потрясающие имена Жигимонт Карыбут и Фядушка. Валленрод, чью конницу буквально засыпали стрелами, начал отступать, и тогда в бой двинулся сам Великий Магистр - Ульрих фон Юнгинген, человек великой доблести и немалой жестокости, политика которого и привела, собственно, его Орден на это поле брани.

Далее, по сути, для тактики уже места не осталось, началось то, что на турнире носило бы название "melee" - беспорядочная и страшная рубка. Тевтоны прорвали польский фронт и начали было заходить с тыла - но тут притворно рванувшая прочь с поля боя литовская кавалерия совершила обходной маневр и снова образовалась в самом неожиданном для тевтонов месте. Под стрелами польских лучников гибли лошади, и тевтоны начали терять строй; Валленрод был окончательно разбит, а ополченцы-крестьяне побросали оружие. Ближайшие соратники магистра предложили ему отступить для перегруппировки, но Юнгинген, обуянный яростью боя, ответил им категорическим отказом. "Не дай Бог, чтобы я уехал с поля битвы, на котором погибло столько храбрых" - вот последние слова одного из величайших предводителей крестоносного воинства. Он бросился в свою последнюю атаку и погиб. Рядом с ним пал и Валленрод, и великий комтур Куна фон Лихтенштейн, и двести орденских братьев - половина от числа тех, кто вышел на поле.

Это был конец. Тевтоны начали отступление, но ввиду смерти всех трех высших полководцев оно получилось до крайности беспорядочным; а вслед им летели татары Джелал-ад-дина, непревзойденные мастера преследования и загонной охоты на людей. Поле осталось за поляками и литовцами.

Победители были так обессилены битвой, что три дня стояли на поле боя, давая людям и коням отдохнуть. Потом они попытались добиться окончательной победы, осадив сам столичный город Мариенбург, Град Девы Марии; но на правильную осаду и штурм их сил уже не хватило, и они отступили обратно на свои земли. Но это уже не могло помочь изувеченному Ордену. Вскорости заключенный Торуньский мир был полной дипломатической победой поляков. Столица Ордена была перенесена в Кенигсберг, и прежнее могущество тевтонов так никогда и не было возрождено.

Но тем не менее никакая внешняя сила так и не смогла сломить железных рыцарей. Еще век тевтоны играли свою немалую роль в расстановке сил на востоке - и играли ее с достоинством. Никакой враг не нанес им смертельного удара, не смог вступить с боем в Кенигсбергский замок. Орден пал не под ударом извне, а пораженный смертельной язвой изнутри - когда на престол Магистра воссел Альбрехт Гогенцоллерн. Его многие восхваляют как гуманного правителя и светоч просвещения - ну, быть может; для меня он навсегда останется рыцарем-предателем, который отрекся от католической веры, отказался от почитания Той, которая всегда хранила Своих рыцарей даже в минуты страшных невзгод, и принял лютеранство, уничтожив Орден как феномен и став первым герцогом протестантской Пруссии. Это уже совсем другая история, и таким именам, как Юнгинген, Валленрод и Лихтенштейн, в ней места бы уже не нашлось.
Tags: crusade, philosofia
Subscribe

  • ОЧЕНЬ интересно.

    Спасибо, товарищи, за поучительный опыт. Я вижу здесь одну любопытную закономерность. У меня есть ощущение, что почти полное единодушие в комментах…

  • Давайте последнее поясню

    Есть такая вещь - велосипед. Я фанатичный велосипедист, всё лето на колёсах. При этом я использую велик как повседневный транспорт - т.о., езжу по…

  • Пожалуй, я бы сформулировал свою позицию так

    Есть разные типы риска. Есть риск, как бы так сказать, алгоритмизируемый. То есть ситуация, когда, если ты ведёшь себя правильно и другие ведут себя…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • ОЧЕНЬ интересно.

    Спасибо, товарищи, за поучительный опыт. Я вижу здесь одну любопытную закономерность. У меня есть ощущение, что почти полное единодушие в комментах…

  • Давайте последнее поясню

    Есть такая вещь - велосипед. Я фанатичный велосипедист, всё лето на колёсах. При этом я использую велик как повседневный транспорт - т.о., езжу по…

  • Пожалуй, я бы сформулировал свою позицию так

    Есть разные типы риска. Есть риск, как бы так сказать, алгоритмизируемый. То есть ситуация, когда, если ты ведёшь себя правильно и другие ведут себя…