Barunzir Daurug (myrngwaur) wrote,
Barunzir Daurug
myrngwaur

Categories:

Вот был бы я клириком...

В этот день положено быть скорбным. Природа, по крайней мере, явно решила этот долг исполнить; и достаточно трудно этой скорби не поддаться. Предполагается, что мы переживаем во всей его полноте День Нашего Поражения. Временного; пройдет менее двух дней, и поражение превратится в победу.
Но так или иначе - насколько тяжелый удар был нам нанесен? Апостолы вот, помнится, решили, что тяжелый невыносимо. Потому и не особо спешили верить воскресению. Я бы не стал их осуждать - сомневаюсь, что хоть кто-нибудь из нас держался бы лучше, попав в такую переделку. Но они жили тогда, мы живем сейчас; и хотя Христос сегодня, вчера и вовеки тот же, нам не след забывать о мудрости змия, без которой мало чего стоит голубиная кротость.

В свое время в одном монастыре мне довелось видеть очень интересное распятие. Это была современная работа; не знаю, была ли такая традиция в средние века. Христос на нем изображен не бессильно повисшим и со склоненной головой; Он, хотя и пригвожден ко кресту, поднял голову и смотрит прямо перед собой, и на лице Его торжествующая усмешка, а терновый венец сверкает золотом, и шипы его устремлены вверх. Меня это изображение очень конкретно дернуло за сердце; собственно, в тот момент я понял, что так оно все и было. То есть Христос, несомненно, переживал и страх, и сомнение, и слабость. Но мнится мне, что в последний свой миг Он понимал и чувствовал что-то еще. Откуда мы знаем, что Его воззвание - лама савахфани - осталось без ответа? Или - иначе - что Он сам не нашел на него ответ, умирая?

Нашел, и ответ этот был - воскресение. Если бы Он действительно отчаялся в час смерти, хватило ли бы у Него сил воскреснуть? А ведь и Его власть Бога здесь не могла быть Ему подмогой, потому что воскрес Он как человек.

Полагаю, именно в смерти estel преобразуется в amdir. Мы смотрим за предел и видим, что мы победили. Или проиграли. Но в случае со Христом все очевидно; если бы Он проиграл, нас бы здесь не было.
Вот потому как-то не складывается у меня скорбеть. Сочувствовать Ему - да, несомненно. Но все пережитые Им страдания в момент даже не воскресения, а смерти обрели свой смысл, эрго искупили тем самым свою горечь. Нельзя за деревьями не видеть леса. Все это чудовищное количество всяких печальных песнопений и молений Великой Пятницы все-таки несколько затмевает цель происходящих событий.

А ведь в тот момент, когда сердце Христа перестало биться, Он сам на деле биться только начал. И эта яростная улыбка на лице той иконы - она, по-моему, удивительно уместна. Именно с креста Он кидается в свой самый последний и самый серьезный бой; Ему предстоит еще крушить всяческие адские врата, выводить пленников, повергать противостоящих Ему. Тут не место для отчаяния. Хотя... может, и место, но для отчаяния своего рода. Которое перерастает не в уныние, а в гнев и безоглядную смелость. Христос разносит в клочья ад, как когда-то вышвыривал торгашей из храма - если бы это было уместно, это состояние можно было бы назвать "амок".

Он - Бог воинов, Яхве цеваот; уместно ли предаваться скорби о Нем? Тут скорее прилична та самая поминальная чаша на варварской тризне - хорошо погиб, достойно. Но те, древние, все же не могли сдержать зачастую слез, даже гордясь достойной смертью вождя; ибо они горевали о невозможности встречи, ведь не вернулся Ингэльд из Вальгаллы, а Леонид-спартанец из Аида.

Но у нас-то как бы ситуация немного иная, правда? Подождем-ка, братья, пару дней. Он обещал нам кое-что, а этот галилейский бродяга не из тех, кто не держит своего слова.
Tags: philosofia, theoanalysis
Subscribe

  • Как же тяжёленько иногда с нами, религиоведами

    Читаю ещё одно исследование американское по зороастризму - и с удивлением и радостью вдруг узнаю, что, оказывается, в Авесте образ "скота" - "коров",…

  • (no subject)

    Копаясь в религиоведческих книжках, я окончательно осознаю, что существует какой-то, массаракш, заговор в научной среде, базовая идея которого гласит…

  • Вопрос культурно-обусловленного перевода в очередной раз

    Есть в Гатах одно замечательное место, где Заратуштра говорит о своём враге, идеологическом противнике, может быть, вожде и священнике ранних…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Как же тяжёленько иногда с нами, религиоведами

    Читаю ещё одно исследование американское по зороастризму - и с удивлением и радостью вдруг узнаю, что, оказывается, в Авесте образ "скота" - "коров",…

  • (no subject)

    Копаясь в религиоведческих книжках, я окончательно осознаю, что существует какой-то, массаракш, заговор в научной среде, базовая идея которого гласит…

  • Вопрос культурно-обусловленного перевода в очередной раз

    Есть в Гатах одно замечательное место, где Заратуштра говорит о своём враге, идеологическом противнике, может быть, вожде и священнике ранних…