February 20th, 2020

доброе

И что они понимали в сексе, эти греки

Афродита... Ух, как бы это сформулировать. Афродита относительно греческого происхождения. По крайней мере, её имя и облик в том виде, как она изображалась в эллинских храмах. Но. По сути своей, Афродита - это с трудом воспринятый греками кусок от Иштар. Сами греки это признавали, жёстко ассоциируя весь культ Иштар с культом Афродиты и признавая, что семиты молились ей первыми.

А что такое Иштар? Иштар - это, товарищи, сила неописуемая, и don't mess with her. Это одна из самых древних, самых могущественных богинь и вавилонского, и финикийского культа и - шире - вообще семитских самобытных религий. Почитали её и персы, невзирая на зороастризм и даже включая её туда как могущественного ангела. Её святилище на "гостевых" правах существовало в сверх-замкнутом религиозно Египте. Какое-то время она была замужем за Яхве (не понравилось, развелись). Ашшур пытался сделать её своей наложницей - и где теперь та Ассирия. В сущности, Иштар можно было бы назвать суб-верховной богиней Ближнего Востока; лидеры-воины приходили в пантеоны и уходили из них, а она оставалась.

Иштар изначально и по первичной своей функции - богиня секса. Но не какого-то там приевшегося бытового секса, а Огромного Мирозданческого Всеоживляющего Сексища. Она, в сущности, богиня той "любви, что движет солнце и светила"; пробуждаемое и разжигаемое ей желание в телах и душах делает мир живым. Собственно, они симметричные сёстры с Эрешкигаль, которая Там, Внизу, где всё гаснет и умирает.

Иштар научила людей, кроме как заниматься любовью, ещё и делать любые ремёсла - потому что когда у людей есть дело, они потом занимаются любовью куда веселее и осмысленней - и воевать - потому что военное вдохновение сродни любовному. Это опять же у греков хвостиком осталось; муж Афродиты - Гефест, отец ремёсел, а любимый любовник - Арей, кровавый разжигатель войн. Иштар всё время рядом с любыми творцами и бойцами и неустанно вдохновляет их. Ей нравится смотреть на увлечённых людей.

В храмах Афродиты по некоторым источникам держали обученных рабынь и принуждали их к проституции. В храмах Иштар в принципе тоже были свои блудницы; вот только это были свободные женщины, пользовавшиеся колоссальным почётом. Обидеть храмовую блудницу Иштар - навлечь на себя десять проклятий одновременно. Сами жрицы Иштар тоже могли, естественно, благословлять таким образом гостей храма, и это вообще почиталось за честь высшего порядка; но эти женщины в принципе были чем-то типа живого ходячего благословения, в частности, их менструальная кровь буквально освящала землю, на которую проливалась.

Иштар служат многие древние и волшебные твари, и в целом она - что-то вроде живого хранителя памяти о Веке Чудес, когда боги ходили среди людей; из всего семитского пантеона она - чуть ли не самая "человекоориентированная". Для неё нормально явиться зримо и во плоти к воротам града и потребовать двести лучших молодцов себе в утеху - и двухсот еле хватит (буквально, таков сюжет одного из её литургических гимнов!)

Male chauvinistic Greeks в сущности поделили Иштар надвое. Её мирозданческие функции были вручены Эроту, первородному богу всеобщей страсти, сыну Хаоса. А вот Афродита превратилась просто в жадную до постели даму, которая только тем и живёт, что у любого может вызвать вожделение, и то не столько харизмой, сколько чудесным поясом. Половина мифов о ней сводятся к сюжету "возвращается как-то Гефест из командировки".

Иногда греки просто ОЧЕНЬ скучные.
божечтоэто

Эван! Эвоэ! Пожалуйста, не отрывайте мне ногу!

Он пришёл из Фракии. Нет, с Крита. Нет, он был известен ещё в Микенах. Нет, у него был какой-то культ в Беотии. Его родила от Зевса человеческая женщина. Его родил сам Зевс, из бедра. Его родила пещера. Его матерью была служанка той же самой царицы, во дворце которой гостила Деметра, ищущая свою дочь.

Сразу после рождения его растерзали титаны. Но он воскрес. Он сгорел в огне вместе с матерью. Нет, его похитили разбойники, которых он свёл с ума и уничтожил, приняв одновременно тысячу обличий. У него были рога. Точно можно сказать, что сразу после рождения у него были рога. Огромные такие. Нет, он был прекрасен, как идеальный мужчина и идеальная женщина одновременно. Но рога тоже были. Везде.

Он принёс людям вино. Нет, поэтическое опьянение. Нет, священное безумие. Он сам безумен. Он погубил тысячи. Под его песни матери пожирают своих младенцев. Нет, он научил людей изысканному театру. Он помогает смирять страсти. Которые сами же и пробуждает. Нет, он научил греков умеренности в удовольствиях. А потом передумал и научил бешеному разгулу.

На самом деле, его было пятеро.

Или шестеро.

Когда он появляется, гремит оглушительный гром, от которого все падают в ужасе. И раздаётся прекраснейшая музыка, от которой все застывают в блаженстве. Или это одно и то же.

Он отнял у Тезея Ариадну, когда Тезей возвращался домой после убийства Минотавра. Но ведь он сам является в виде быка или человека с бычьей головой. Так что, может быть, Минотавр - это тоже он. Но ведь, значит, тогда это его убили? Ха. Ему не впервой.

Люди были созданы из его крови и плоти убивших его титанов. Но стоп, как это было возможно, если он сам человек наполовину?.. и ведь потом он опять был жив?..

Ему служил великий поэт Орфей и был его любимым учеником. Стоп, но ведь Орфея растерзали его дикие девы-спутницы, вакханки? Да какая разница, он и сам многократно растерзан.

Аид не смог его вместить и лопнул.

Там, где он появляется, нормальной временной последовательности больше не существует. Логической тоже. Просто реальность пьянеет от его присутствия.

Не пытайтесь понять Диониса. Просто. Не. Пытайтесь. Дионис - это хаос.

Греки никогда, вообще никогда не считали его своим. Постоянно заявляли, что более противного всему греческому божества придумать трудно. И любили его больше, чем любого Зевса.

Ницше немного с ним пообщался, и с тех пор стал такой. Будьте осторожнее. Если вы вглядываетесь в образ Диониса - образ Диониса начинает вглядываться в вас.
scull

И я был в Аркадии

Где очевидно могло сохраниться больше всего от догреческого субстрата? Ну конечно, среди пастушеского простонародья. Ни ахейцы, ни дорийцы в ходе своих завоеваний геноцидом-то в собственном смысле этого слова не занимались; да и технологий у них таких не было. Это означает, что знать и городское население сменилось, доминирующий язык сменился, культура развитой части общества сменилась сильно - а вот на окраинах и в глубокой сельской местности прекрасно продолжали жить старинные образы, культы и обычаи.

Пастушеская Аркадия только в позднейших поэтических опытах воспринималась как символическое блаженное место; для классических греков она скорее была архетипической глушью, забытой богами. Ну как. Большей частью богов она и впрямь была забыта. Именно поэтому там сперва выжил, а потом и пошёл оттуда распространяться по остальной Греции культ Того Самого Рогатого.

Пан - очевидный и явный древний верховный бог. Собственно, как его звали, мы тоже не знаем. Его эпитетное наименование означает "Всеобщий, Всехний" или попросту "Всё". Он настолько же природное божество, как Деметра (с её тоже очень общим и очень статусным именем) и он совершенно органично становится с нею в пару. Богоматерь отвечает за природу окультуренную, возлюбленную и возделанную; Всебог отвечает за природу дикую, вольную и бродячую. Деметра учит земледельцев, живущих у своих садов и пашен; Пан пасёт пастухов, уходящих со своими стадами далеко от дома, в дикие поля и предгорья с овцами и козами, в дремучие леса со свиньями. Конечно, он и сам изрядный скот по всей своей внешности и манерам; рога, копыта, шерсть, буйный и весёлый нрав.

Пану нравится всё, что связано с путешествиями и дикой землёй, он любит, когда бродячим людям хорошо. Он же и вдохновляет простую музыку флейты и барабана у походного или пастушьего костра; он же и любит простонародные танцы; он же и ненавидит разбой и грабёж (во время оно пойманных разбойников пастухи, царского суда не дожидаясь, резали на его алтарях, и ему было вкусно).

Но - ясное дело - лик, обращённый к людям, есть лишь один из его ликов. С другой своей стороны Пан - это сама Дикость, ему нужно время от времени уходить от людей в Лес и быть там Хозяином Леса. Тогда его голос меняется, его музыка становится атональной, и пробуждается та его суть, что жила здесь до того, как первый пастух приручил первую козу. Этот Пан - страшен. Когда из леса или ущелья раздаются в ночи или средь бела дня невыразимо пугающие звуки - просто сиди тихо, замри, замолчи, дай древнему богу побыть собою. Потом он вернётся и снова станет договороспособен; но если увидишь его вблизи, когда он Тот, Другой - сойдёшь с ума вернее, чем от дионисова опьянения.

С Дионисом Пан, к слову, дружен, и зачастую делит с ним веселье. Но он, конечно, гораздо добрее сам по себе. Хотя путями Вакха нередко ходят многие из его изначального народа.

А изначальный его народ - вообще не люди. Сами греки считали, что ещё до завоёванных ими пеласгов, до минойцев, до любого человека аборигенами и автохтонами Греции были истинные дети Пана, созданные по его образу и подобию. Фавны, конечно же, они же сатиры, они же паниски. Долгоживущие, невероятно музыкальные и танцевальные, скрывающиеся от людей в холмах и пещерах, крайне искусные любовники и страшные враги, если их разозлить - владеют тем же навыком насылать "панический" ужас. Иногда они подбирали детей, вынесенных в лес в голодные годы, и воспитывали их; иногда даже крали детей у смертных; такие себе греческие эльфы, просто с копытами. Самое позднее свидетельство о встрече с фавном относится ко временам римского диктатора Суллы. Его легионеры поймали фавна в лесу; но он категорически отказался разговаривать с римлянами, и пришлось выпустить его на волю.

Как и некоторые иные природные боги, Пан имеет потребность время от времени умирать и воскресать. Его положено искренне и громко оплакивать, а затем радоваться его возвращению. Умирает он обычно поздней осенью, и ненадолго: воскресает к жизни с первым весенним окотом скота. В тёплые годы может и остаться в живых - это, знаете, как спячка у медведей.

А ещё Пан и его дети неплохо вложились в формирование внешнего образа христианского Дьявола, но это уже совсем другая история, однако.
ratmarine

Meanwhile in Syria

Ну ничего себе. А я-то думал, хотя бы на какое-то время всё закончилось.

Значит, так, по пунктам.

- На стороне Эрдогана в последнем конфликте выступали боевики из хаотических исламистских образований. По итогам той зарубы османы обещали этих ребят взять под контроль и отвести. Этого сделано не было.
- Всё это время эти ребята вяло перестреливались с курдами. Но в январе они обстреляли сирийские правительственные войска.
- Асадовцы решили в этот раз не шутить и жахнули в ответ недурно, отшвырнув боевиков на пол-Идлиба.
- У Эрдогана вдруг взыграло и он объявил, что начинает новую военную операцию - уже не против формально ничейных курдов, а против Сирии! И двинул на подмогу "своим" моджахедам танки и артиллерию. Россия кинулась его тормозить, два дня переговоров - ноль эффекта, султан решил поиграть в альфа-самца.
- Сирийцы заявили, что им шайтан не брат, и будут стоять хоть бы и против османов. Тогда эрдогановцы начинают переть лососем и занимают километр за километром, подбираясь к уже непосредственно сирийским землям. Возникает риск штурма османами ключевого города Найраб.
- У русских, по ходу, терпение тоже кончилось. ВКС РФ наносят ракетно-бомбовый по позициям эрдогановских боевиков, и те в беспорядке откатываются. Гибнут в том числе и турецкие солдаты, посланные на помощь исламистам.

Повисло хрупкое безмолвие (с). То есть, ещё раз, на настоящий момент русская авиация нанесла удар по частям, которые напрямую поддерживает Турция, и в составе которых воюют османские военспецы.

Я, может быть, был бы и рад, что наши дали султану окорот, заслужил - и давно, но! Турция - вот эта Турция - don't ask me how - остаётся страной НАТО. То есть технически, я так понимаю, случись что, Европа должна за неё вступиться, да? Как там это всё сейчас выглядит дипломатически?

А ведь только хоть как-то договариваться начали. Я мучительно хочу, чтоб Эрдоган сломал где-то свою кривую шею. Ну правда, ну пора уже, ну весь мир же он достал до печёнок и почек.

Курды сидят под этим всем и осторожно договариваются с сирийцами о совместных. В целом даже небезуспешно.