August 23rd, 2018

настороженное

Особенности национальной кухни

Задумался, задумался опять. На сей раз о корнях и механизме возникновения расизма. Штука, которая у меня в голове как-то не выстраивается внятно.

Смотрите. Вот вы живёте, скажем, в общежитии или даже просто в советской постройки многоквартирном доме. И ваши соседи - некто Нган Ын Фыв со своей семьёй и временами приезжающими друзьями и родственниками, уроженцы, скажем, Монгрелии, приехали в Москву на заработки. Господин Нган - человек в целом тихий, но не то чтобы приятный в быту; он не очень чистоплотен, скажем. Кроме того, когда к нему приезжают родственники и друзья, у Нганов начинается шумнейшая посиделка до поздней ночи, и кроме того, чтоб порадовать дорогих гостей, Нган начинает жарить фуфыгу, а всем известно, что жареная фуфыга по-монгрельски в процессе приготовления воняет прямо невыносимо.

Приятный ли сосед Нган Ын Фыв? Да нет, не очень.

Можно ли испытывать по его поводу раздражение, временами ругаться с ним по поводу его привычек, а может, и пожаловаться на него участковому? Ну да.

Но вот как именно и каким образом это понятное, естественное, нормальное раздражение непременно должно перерасти в сложную концепцию вида "все монгрельцы - нечистоплотные, неприятные в быту уроды-варвары"? Каким макаром личное неприятное для вас поведение конкретного Нгана становится основой для характеристики его широкого сообщества, живущего вообще большей частью вне ваших глаз? Почему вообще здесь нужно обобщать? Что мешает просто и честно злиться на конкретного Нгана и его конкретную семью, ничуть не скрывая своего раздражения?

Я однажды уже наткнулся на это в вопросе "Собянин: важно ли, что он оленевод". Как выяснилось, ещё как важно. Почему-то недостаточно просто ругать мэра за то, что он плохой мэр, любыми сильными словами вплоть до матерных. Надо непременно иметь право и возможность подчеркнуть, что он именно потому такой плохой, что приехал из ханты-мансийских земель.

Серьезно, люди, без дураков - не понимаю. Вас побил хулиган, обжулил торговец, вами плохо управляет начальник - никто же не требует принимать обиду с ангельской кротостью. У всех есть право сердиться, беситься, ругаться, жаловаться. Но что делает вдруг важным именно то, что человек принадлежит к такой-то генетической группе, настолько, что по сути уводит неприязнь с отдельного человека? Почему не выдать всю ее непосредственно виновнику? Ему же хуже будет. А так получается, что негодование становится фоновым, ядовитым и бессильным - потому что если конкретного Нгана вы можете и стукнуть, и обругать, и в участок сдать, то бог мой, что ж вы сможете сделать со всей Монгрелией с ее-то населением в сорок пять миллионов, не считая общин эмигрантов-кунджабов, которые, кстати, большие мастаки готовить нарезку из осьминога?