September 28th, 2012

freedom!!

Давеча имел потрясающий дорожный опыт

а именно, встретился вживую с персонажем, которого полагал скорее анекдотическим - с Девочкой в Маленьком Пежо.

Сие прелестное дитя (лет восемнадцати-двадцати с виду) вывернуло на своей славной бежевой машинке на хорошей скорости с бокового немаркированного проезда;
резко затормозило;
распахнуло дверь, выскочило и убежало в направлении торгового центра, не переставая высоким счастливым голоском трепаться по милому бежевому айфончику.

Все это оно проделало за 10-15 секунд. Я успел за это время совершить 3, прописью, три мега-маневра на грани фола, чтобы сперва не попасть ей под колеса, потом не впиявиться ей в багажник и, под конец, не убиться нахрен о распахнутую перед носом дверцу. Она меня даже не заметила.

А потом я покурил, кое-как на дрожащих ногах докрутил педали обратно до дома, выпил чашку кофе, успокоился и пешком поехал на работу - садиться на велик не было никакого уже желания в этот день. Начальство, слава Богу, в отпуске, поэтому никто меня за часовое опоздание не пригнобил.

И теперь я еще более переполнен надеждой на скорейшее торжество феминизма. Потому как если глобально восторжествует типаж сильной, волевой, ответственной и самостоятельной женщины, то Девочка в Маленьком Пежо лишится репродукционной успешности и вымрет как динозавр. Сказать, что я не буду об этом сожалеть - значит, ничего не сказать.
carthago

Начитаны книги Чигиринской-Антрекота-Кинн (Александр Ян) по "Миру полуночи"

Точнее, перечитаны в правленой версии.

И я внезапно остаюсь при своем старом мнении: очень хорошо. Мне совершенно не нравится "ПТСР", практически не нравится "Сердце меча", и не очень нравится то, что пишет прозой Антрекот в соавторстве с кем-то другим (при том, что язык у него превосходный, а стихи просто завораживающе прекрасны - в его прозе для меня многовато многоуровневой политики, которая несколько затмевает действие; ощущение, что передо мной не художественный текст, а мемуары) - но в соавторстве авторы чудно хороши.

Я вообще не вижу в книге проколов, что характерно - за исключением двух, и это очень мало (Камша, скажем, с моей скромной т.зр., начиная книги с четвертой, из одного большого прокола состоит).

Проколы следующие.
1. Мэй Дэй. Персонаж, явно входящий в действие в качестве возлюбленной гл.героя, проходящий сквозь действие в том же качестве и уходящий в нем же. Ее собственные мысли и реакции достаточно примитивны и шаблонны; в сущности, все ее неземное обаяние выводится исключительно из реакций Энея. Раньше бы я этого не заметил, теперь бьет по глазам. И это при том, что женские персонажи у авторов вполне удаются - Алекто вот отличная; Стелла - появившись на минуту, успевает изрядно влюбить в себя; гейша Майя... Второй настолько же шаблонный женский персонаж - с. Юлия, но у нее и функция чисто инструментальная, а вот Малгожата должна быть чем-то большим, просто обязана, черт подери.
2. И вытекающее из первого - сцена смерти Мэй и остальных в бою с варками у пирса. Тут просто из ряда вон плохо. Зачем надо было долго давать удивительно красивую и равновесную картину действия благодати на вампиров - так, чтобы до конца и непонятно было, это действительно Бог или действительно сложнейшая психосоматика - чтобы потом так топорно запороть всю идею? Причастившиеся (ВСЕ!) выжили, не причастившиеся (ВСЕ!) погибли. Ну хорошо, Мэй должна была умереть, чтобы спровоцировать ПТСР герою (расстройство, а не книгу, ясное дело) - Десперадо отыграл свое - но дали бы выжить кому-нибудь из группы Хана тогда, хотя бы. Внезапно сложная и очень "жизненная" картина отношений людей и религий превращается в притчу а-ля Льюис в его худшие годы.

Еще раз повторяю - все личное мнение, и только. Я не критик и не оценщик, я читатель.