June 9th, 2012

carthago

Хрен бы с ней, с монархией - давайте про конвенции

Я четыре раза могу быть неправ насчет происхождения монархии и прочих геополитико-социо-историко-философских заморочек. Я действительно знаю здесь не так уж много. Может быть, и впрямь эта форма правления обладает какой-то особой осмысленностью - люди разные бывают, я не могу всех судить по себе.

НО. Где я все еще продолжаю считать себя таки правым безоговорочно (редкий случай): в вопросе о конвенциях, предполагающих штуки типа бомбардировки Токио - Хиросимы/Нагасаки - Дрездена - Гамбурга и пр. законными. Такую конвенцию не может заключить никакое более-менее здоровое общество. Если такая конвенция заключена - значит общество серьезно, фатально больно, все его властные структуры изуродованы, его народ находится в более-менее никчемном положении. Но скорее всего ситуация просто заключается в том, что такую конвенцию заключает НЕ ОБЩЕСТВО, А ПРАВИТЕЛЬСТВО. Грубо говоря: господа политики решили, что имеют право бомбить гражданские кварталы, записали это на бумажке и утвердили тем самым, что все законно.

Я не думаю, что простое население Дрездена или Гамбурга, да хоть бы и Токио, такие конвенции подписывало и принимало. Я не думаю, что кто-то из отдельных и конкретных жителей этих городов был действительно полностью осведомлен о происходящем, и в здравом уме и твердой памяти согласился с необходимостью подобных военных акций. Их судьбу решили абсолютно внешние люди. Солдат, принимая присягу, по сути дает клятву быть готовым умереть любым военным образом - это и есть его, личное, участие в конвенции; но мирный гражданин дает клятву платить налоги и не бунтовать, а отнюдь не умирать просто потому, что он оказался в городе, где гипотетически есть военные объекты.

Потому мне глубоко, ото всей души плевать на то, какие меры считали для себя допустимыми генералы и политики МЕЖДУ СОБОЙ. С точки зрения простого обывателя - его, обывателя, просто взяли и убили потому, что он оказался не в то время не в том месте. Это - преступление. Не "военное преступление", критерии которого определяются частным договором военных и политиков, а просто преступление - против человека как такового. Или, если юридическим языком не говорить, то попросту - гнусная подлость, жестокость неоправданная, вторжение в высочайшие чужие свободы, тем самым - исключение себя из пространства доброй жизни. Тут даже Бога никакого или религии как морального авторитета не надо: любой, у кого не парализована окончательно нормальная человеческая компассия и воображение, способен мысленно поместить себя на место гибнущего в огне дрезденского бюргера и понять, что сделано было что-то очень, очень плохое.

Могултай, Вы очень умный человек, всяко-разно образованнее меня; и я не верю, что у Вас парализована полностью нормальная человеческая компассия. Ergo, pardon my French, что за людоедский бред Вы несете? При всем моем уважении, если "конвенциональная этика" подразумевает, что конвенцию о моей смерти могут заключить ЗА МЕНЯ - то в задницу, pardon опять же, такую конвенцию! Никак такое распоряжение чужой свободой оправдано быть не может. Ваши хетты хотя бы номинально дали албанцам выбор - хотя я и то считаю, что Вы описали совершенно неоправданную жестокость. А дрезденцам-то и токийцам даже такого квази-выбора никто не давал! Зачем при таком раскладе Вы заявляете, что их убийцы действовали законно? Закон актуален только тогда, когда подтвержден всеми участвующими сторонами; а участвующей стороной в Действе о Гибели Дрездена был не Гитлер и не Геббельс и вообще не германское правительство, а просто жители города, потому что гибли-то они!