January 12th, 2011

nosfeRat

Крысы плакали, кололись, но продолжали

Плохо "Mere Christianity", да вот "Problem of Pain" еще хуже. Мне вот что интересно: у него самого, у этого волшебного персонажа, до Джой кто-нибудь серьезно страдал в его непосредственном контексте? А он сам? А у кого-нибудь из всех этих инклингов вообще была собака или кошка?
nosfeRat

(no subject)

Ложка меда: вот "Письма Баламута" - и впрямь большей частью, IMHO, христианская вещь. "От противного" у него явно что-то щелкнуло в голове. Особенно хорош момент, где бес теряет жертву ровно там и тогда, где жертве чисто, просто и по-обычному-бытовому-человеческому хорошо - то есть вообще теряет, воспринимает это, как укрывшее жертву непрошибаемое облако. Etc etc... про женщин там что-то очень странное, про любовь тоже, и убивает героя "на взлете" он зря - Deus ex machina, но этим он везде и всегда вообще страдает - а вот в остальном - вполне жизнеспособная штука. То есть по сравнению с тем "Страданием" - как другой человек писал.
nosfeRat

Оххх!

Бог, сотворивший нас, знает, что мы такое, и что наше счастье состоит в Нем. Но мы не хотим искать в Нем этого счастья, покуда Он оставляет хоть какую-то возможность искать его в любом другом месте. До тех пор, пока то, что мы именуем «нашей собственной жизнью» остается сносным, мы не хотим предавать себя Ему. Что же тогда остается Богу предпринять в наших интересах, как не сделать «нашу собственную жизнь» менее сносной и отнять у нас возможные источники ложного счастья? Именно здесь, где провидение Бога кажется на первый взгляд наиболее жестоким, Божественное смирение, снисхождение Всевышнего заслуживает наивысшей похвалы. Мы теряемся, видя, как сваливается беда на порядочных, безобидных, достойных людей — на способных и усердных матерей семейств, или на старательных и экономных мелких торговцев, на тех, кто заплатил таким усердным и честным трудом за свою скромную долю счастья и теперь, кажется, начинает по самому полному праву им пользоваться. Как мне сказать с достаточной кротостью то, что надлежит здесь сказать? Неважно, что, как я знаю, в глазах всякого враждебно настроенного читателя мне предстоит стать, так сказать, лично ответственным за все страдания, которые я пытаюсь объяснить — точно так же, как до сего дня все рассуждают так, словно Бл. Августин хотел, чтобы не крещенные младенцы отправлялись в ад. Но исключительно важно, чтобы я никого не отвратил от истины. Я умоляю читателя попытаться поверить мне, хотя бы на мгновение, что Бог, сотворивший этих достойных людей, может быть, прав, полагая их скромное благополучие и счастье их детей недостаточными для их блаженства — всего этого им предстоит впоследствии лишиться, и если они не познают Его, они будут несчастны. И потому Он тревожит их, предупреждает их заранее о недостаточности, которую им предстоит когда-нибудь обнаружить. Жизнь для своих семей загораживает им путь к признанию их нужды, и Бог делает эту жизнь менее приятной для них. Я называю это Божественным смирением, потому что нам не пристало посылать Богу мольбу о спасении, когда наше судно идет ко дну, жертвовать «нашим собственным», когда уже не стоит им обладать. Если бы Бог был горд. Он вряд ли принял бы нас на таких условиях, — но Он не горд, Он снисходит для победы, Он готов принять нас, несмотря даже на то, что, как мы показали, мы предпочитаем Ему все, что угодно, и приходим к Нему лишь потому, что уже не ожидаем «ничего лучшего». То же смирение сквозит и в отношении Бога к нашим страхам, которые так не по вкусу читателям Писания с возвышенным образом мыслей. Вряд ли Богу лестно, что мы выбираем Его в качестве альтернативы аду, но Он принимает даже это. Присущая созданию иллюзия самодостаточности должна быть, ради самого создания, развеяна, и посредством бедствий или опасения бедствий на земле Бог развеивает ее, «не тщась об умаленьи Своей славы». - К.С.Льюис, Problem of Pain
nosfeRat

Кстати, о психоанализе

...Вторая причина (упадка нравственного чувства - Б.Д.)— влияние психоанализа на общественное сознание, и в особенности учения о подавлении и торможении. Что бы эти учения на самом деле ни значили, они внушают большинству людей идею, что чувство стыда — вещь опасная и вредная. Мы трудимся над преодолением этого чувства самоустранения, этого желания скрыть, которым либо сама природа, либо традиция почти всего человечества сопроводила трусость, развращенность, лживость и завистливость. Нас убеждают «вытащить все на поверхность», не ради самоуничижения, а на том основании, что все это вполне естественно, и стыдиться здесь нечего. Но если только христианство не является полным заблуждением, наше самовосприятие в моменты стыда должно быть единственно верным, и даже языческое общество обычно признавало «бесстыдство» пределом душевного падения. В попытке истребить стыд мы разрушили один из бастионов человеческого духа, безумно ликуя по этому поводу, как ликовали троянцы, когда они разрушили свои стены и втащили деревянного коня в Трою. - ibid.

Для христианства существенно необходимо обретение заново прежнего чувства греха. Христос заранее мирится с тем фактом, что люди плохи. До тех пор, пока мы реально не почувствуем истинность этой Его предпосылки, мы, хотя и принадлежим миру, который Он пришел спасти, не принадлежим к аудитории, которой адресованы Его слова. - ibid.

Это какой-то совсем другой Христос. Тот славный парень из Галилеи, с которым я временами общаюсь с большою приятностью, говаривал на досуге не "Осознай свой грех, почувствуй стыд, не забывай ни на секунду о своем грехе" - а "Прощаются тебе грехи твои". Это вообще же был Его первый и главный вброс. В этом смысле Он вполне коррелирует с теми (осмысленными, я имею в виду) психологами, которые говорят об освобождении от чувства постоянной греховности как ключевом моменте исцеления. Он делал так же. "Прощены тебе грехи, ты свободен от этой дряни" - "А теперь встань и ходи!"
nosfeRat

(no subject)

...с нашей нынешней точки зрения должно быть ясно, что настоящая проблема заключается не в том, почему иные смиренные и набожные люди страдают, а почему некоторые не старадают вовсе. Следует помнить, что Сам наш Господь объяснил спасение тех, кто был счастлив в этом мире, лишь сославшись на непостижимое всемо-гущество Бога...

Если вдруг нечто, что нам нравится делать, оказывается тем, чего хочет от нас Бог, то это не является для нас побуждением к совершению такого действия, будучи попросту счастливым совпадением. Поэтому мы не в состоянии осознать, действуем ли мы хоть в какой-то степени, или в первую очередь, в угоду Богу, если только природа наших действий не противна нашим наклонностям, или, иными словами, болезненна, — а если мы не сознаем, что осуществляем выбор, то мы не в состоянии выбирать. Поэтому акт предания себя Богу, во всей его полноте, требует боли, — совершенство такого поступка требует, чтобы он исходил из чистой воли к повиновению, в отсутствие, или вопреки, склонности.

Грубо говоря: если мне НРАВИТСЯ быть с Богом, то я не с Богом. Акт предания себя Богу ТРЕБУЕТ боли.

Один мой знакомый говорил: "Иго Мое благо, и бремя Мое легко". И еще: "Могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених?" И еще: "Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную". Радость там вообще частотное слово: "Войди в радость господина своего..." И у старика Шауля из Тарса: "...ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью; и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия" - и: "Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело".

Кто прав?
nosfeRat

Прогрех и проболь

αμαρτία - это "промах при стрельбе, ошибка, осечка". То, что у нас переведено "грех" - заметим, в основе своей примерно то же, см. "погрешность".

Греки, как всегда, точны, как черти. Грех - это не вина. Это баг. Ошибка. Сбой. Нелепо чувствовать стыд за то, что ты мажешь по мишени. Ты не стыдись, а стрелять учись. Страдание от совершенного греха выдает неправильную мотивацию - плохой ты будешь стрелок, если вместо спокойного повторения выстрелов будешь страдать каждый раз, когда промажешь. Потратишь впустую силы и время.

И даже если ты не можешь "избавиться от греха", т.е. мажешь снова и снова - а ты просто посиди и подумай. А почему я мажу? Может, я зачем-то ХОЧУ мазать? Или просто не готов стрелять сейчас, надо отоспаться и отдохнуть? А может, у меня таки плохое ружье, которое стабильно дает сбой, как бы точно я не целился (это в данном случае метафора идеологии/религии/убеждений такая)? Но страданию тут всяко-разно не место, тем более стыду - и тем более глупо кормить этот стыд, уверять себя, что после каждого промаха тебе ДОЛЖНО быть стыдно. Не должно тебе быть стыдно. Должно тебе быть мотивированным на следующий выстрел. И желательно не тем, что тебя за промахи будут пороть шпицрутенами - потому что от страха у тебя будут дрожать руки и ты будешь мазать бесконечно.

Это раз.

Теперь про боль и про то, что боль-де способствует пониманию Господа. Это IMHO страшная чушь. Я могу рассуждать об этом более-менее эмпирически. Вот я - человек не очень-то здоровый, и моя болезнь имеет в том числе то следствие, что у меня случаются регулярные приступы сильной боли, срывающие все мои планы и нарушающие нормальное течение жизни. И что же, в этот момент я думаю о Боге? Ах нет. У меня в этот момент никакой концентрации ни на чем таком, кроме непосредственно страдания, просто нет, и если я и думаю о Нем, то только в контексте "А, блин, Боже, пожалуйста, помоги мне как-нибудь, прекрати эту боль!" И у меня долгое время были страшные проблемы с Богом - именно пока я верил в Его всемогущество, потому что, когда на эту молитву не приходило ответа, взбухала страшная ярость: "Так Ты меня сознательно мучаешь? Ты хочешь вот так, через эти корчи, меня к Себе привести? Ах Ты ж с-с-сволочь!!" Сейчас я, слава все Ему же, дуалист, и могу с уверенностью сказать: Он - не сволочь и такими методами не пользуется, и каждый раз, когда у Него получается, Он всеми силами старается избавить меня от боли. И у Него, к слову, на это есть некоторые причины, если Он действительно хочет моего спасения. Потому что вот когда я сыт, согрет и спокоен, и у меня ничего не болит, и я испытываю удовольствие от процесса жизни - вот тут-то у меня и просыпается освобожденная от гнета страдания мысль. Тут-то я и начинаю иметь возможность спокойно, свободно, в благословенной праздности рассуждать и размышлять, а я теолог, и в первую очередь я задумываюсь о Нем и Его устройстве мира и наших отношений. А почему мне это интересно? А потому что это - размышлять, думать, сопоставлять - доставляет мне УДОВОЛЬСТВИЕ и СНИМАЕТ остаточные эффекты многих моментов страдания. Я уж не говорю о том, что отсутствие боли (или сытость, или тепло, или любое приятное переживание) вызывает у меня естественное чувство благодарности - вот, мол, Ты таки прорвался ко мне, сумел мне помочь, поддержал. Спасибо Тебе, Ты классный. Жалко, что не так часто встречаемся, хорошо бы быть вместе постоянно, так уж с Тобой хорошо - вот и мотивация на то самое продолжение попыток стрельбы по мишени.

Ну вот.